Tags: фэндом

фото

(no subject)

Или вот взять, скажем, фантастов.

Сергей Другаль - ЧСВН, отец арестован в 1936, лагерь, штрафбат, выжил, реабилитирован
Ян Ларри - 15 лет ГУЛАГа, выжил, реабилитирован в 1956
Михаил Емцев - ЧСВН, отец расстрелян в 1937
Генрих Альтов - в 1950 приговорен к 25 годам, освобожден в 1954
Север Гансовский - ЧСВН, мать расстреляна
Сергей Снегов - арестован в 1937, 10 лет лагерей, выжил
Василий Аксенов - ЧСВН, оба родителя арестованы в 1937, 10 лет лагерей, выжили
Владимир Щербаков - ЧСВН, оба родителя арестованы в 1937, отец расстрелян, мать получила 10 лет лагерей, выжила
Александр Шаров - ЧСВН, оба родителя арестованы в 1937, мать расстреляна, отец погиб в лагере
Абрам Палей - арестован в 1953, через год освобожден
Александр Чаянов - арестован в 1930, тюрьма, ссылка, расстрелян в 1937, реабилитирован в 1987
Вячеслав Пальман - арестован в 1937, 3 года лагеря плюс ссылка, вернулся с Колымы в 1950
Александр Мееров - арестован в 1937, 10 лет лагерей (частично отбывал в спецтюрьме-шарашке)
Михаил Зуев-Ордынец - арестован в 1937, 20 лет лагерей, выжил, реабилитирован в 1956
Вивиан Итин - расстрелян в 1938, реабилитирован в 1956
Вадим Никольский - расстрелян в 1938
Глеб Алексеев - арестован в 1938, обстоятельства гибели неизвестны
Александр Ярославский - арестован в 1928, расстрелян в лагере в 1930
Олесь Бердник - арестован в 1950 на 10 лет, в 1955 попал под амнистию (был и второй арест - в 1979, за Хельсинкскую группу, но это уже другая история).
Владимир Войнович - ЧСВН, отец арестован в 1938, лагерь, штрафбат, выжил
Чингиз Айтматов - ЧСВН, отец расстрелян в 1938
Георгий Гуревич - арестован в 1936, получил 3 года лагерей как СОЭ, из которых 2 года были заменены ссылкой
Грааль Арельский - арестован в 1935, получил 10 лет лагерей, умер в 1937, реабилитирован в 1964
Владимир Дмитревский - арестован в 1948, получил 15 лет лагерей, освобожден в 1956, реабилитирован в 1957
Александр Колпаков - ЧСВН, отец расстрелян в 1938
Рафаил Нудельман - ЧСВН, мать расстреляна в 1937
Валентина Мухина-Петринская - арестована в 1937, 10 лет лагерей и запрет на поселение, выжила, реабилитирована в 1954
Валерий Медведев - ЧСВН, отец расстрелян в 1937, мать арестована, был усыновлен из детского дома, в новой семье получил новую фамилию
Александр Полещук - ЧСВН, отец расстрелян в 1937, реабилитирован в 1957
Александр Щербаков - ЧСВН, отец расстрелян в 1936, мать получила 8 лет лагерей, выжила
Альфред Хейдок - арестован в 1950, освобожден в 1956, реабилитирован
Владимир Михайлов - ЧСВН, родители арестованы в 1938, мать получила 15 лет лагерей, выжила, отец освободился через год инвалидом, вскоре умер
Михаил Козырев - арестован в 1941, расстрелян не позже 1942
Дмитрий Бузько - арестован в 1937, расстрелян

Это, конечно, далеко не все, в фантастике со знанием истории жанра так себе. И даже из этих имен половину (в основном, не переживших чистки) знают только специалисты - ну это-то как раз понятно, короткая творческая жизнь, изъятые публикации и вот это все

Но внушает.
фото

(no subject)

Пытаюсь думать про типовые сюжеты советской фантастики. Такие, основные, обильно распространенные в советской фантастике, которые представлены не одним и не десятью произведениями. Либо наоборот, в СССР представленные сколь угодно скудно, но крайне популярные в мире.

1. «Судьба открытия». Советские ученые что-то изобретают, злобные капиталисты пытаются это уничтожить или украсть и использовать во зло. Или капиталистические ученые что-то открывают и пытаются использовать во зло, а советские люди им мешают. Или хороший ученый на западе что-то открывает и пытается не дать злобным капиталистам использовать это во зло. («Тайна двух океанов» Адамова, «Голова профессора Доуэля» и «Продавец воздуха» Беляева, «Гиперболоид» Толстого, «Пылающий остров» Казанцева)

2. «Прогрессоры». Люди Земли попадают на другую планету, находящуюся на какой-то из предыдущих ступеней социального развития и реморализуют ее, или сбегают в ужасе, или наблюдают, не мешая развиваться. (Почти весь «ХХII век» АБС, «Аэлита» Толстого, «Час быка» Ефремова, «Подземелье ведьм», «Агент КФ», «Город наверху» Булычева, «Башня Мозга» (она же «Бета-7») Юрьева, «Я вернусь через 1000 лет» Давыдова).

3. «Внуки наших внуков». Истории о том, как современные люди оказываются в коммунистическом будущем. Чаще всего реализовывались двумя способами. Либо через инопланетян же - земляне сталкиваются с цивилизацией, находящейся на более высокой ступени развития и реморализуются об нее. Или цивилизация сбегает в ужасе, иногда пообещав вернуться, когда земляне исправятся. Или просто летит дальше по своим делам, а земляне остаются впечатленные. В любом случае сперва герои впечатляются об построенное коммунистическое общество. Иногда еще плохие земляне делают инопланетным коммунарам что-то плохое, а хорошие земляне потом реабилитируют Землю в глазах инопланетян. («Каллистяне» Мартынова, «Парадокс Глебова» из трилогии «Гаяна» Аматуни) Либо же герои банально (или не банально) переносятся в будущее и впечатляются там об достижения собственных потомков. Иногда потом возвращаются обратно строить коммунизм с нуля, иногда находят себя в проблемных точках будущего (или нет). («Клоп» Маяковского, «33 марта» Мелентьева, «Внуки наших внуков» Сафроновых, «За перевалом» Савченко, «Гость из бездны» Мартынова)

4. «Преодоление катастрофы». Герои оказываются в тяжелом положении (чаще в результате технологической, экологической, научной или природной катастрофы фантастического характера, чем в результате злого умысла), и, проявив чудеса героизма, с честью выходят из положения, хоть зачастую и не без потерь. Иногда для того, чтобы справиться с проблемой, им приходится разгадать какую-то загадку или решить проблему. Какого-то особого наполнения кроме пропаганды дружбы, взаимовыручки и осознанности, как сейчас бы сказали, по отношению к окружающему миру, как правило нет. («Далекая радуга» АБС, «Поселок» Булычева, «Спасти декабра» Гансовского, «Лунная радуга» Павлова).

5. «Столкновение с чудом». Герой наблюдает что-то удивительное и удивляется. Все. Как правило в результате он остается либо с абстрактным сакральным знанием «В мире много непознанного!» - либо с конкретным пониманием: «А скнюсики-то, оказывается, бубучатся!», но в целом продолжает жить как жил. (Биленкин «Здесь водятся проволоки», Грин «Бегущая по волнам», )

6. «Исследование»/«Путешествие». Вариант предыдущего сюжета, но более «развесистый». «Плутония» и «Земля Санникова» Обручева, «Остров погибших кораблей» Беляева,

7. Попаданчество. В советском извозе человек, попавший в прошлое Земли, непременно начинал наводить там справедливость, причем чаще не «переигрывая историю», а просто ведя себя в соответствии с современной ему (точнее, почерпнутой из советской идеологии) этикой. В принципе, это тоже вариант прогрессорства, но, так сказать, не отходя от кассы. «Бесцеремонный Роман» Гиршгорна, «Голубой человек» Лагина, «Весьма достойная судьба» Константиновского, «Петля Гистерезиса» Варшавского, «Иван Васильевич» Булгакова, «Побег» Гансовского, «Время его учеников», «В лесу прифронтовом» и «Странники» Абрамова-среднего, «Зеркало для героя» Рыбаса (тут еще и «день сурка»), «Год тысяча шестьсот...» Михеева.

8. Контакт. Тут я имею в виду те тексты, в которых основу сюжета составляет сам процесс установления контакта, а не его результат. Как правило это про то, что пока этот инопланетный разум поймешь, сам свихнешься, но деваться некуда, надо контачить. («Всадники ниоткуда» Абрамовых, «Вторжение» Лукиных)

9. Супергерои. Точнее – люди со сверхспособностями. Очень популярный сюжет на самом деле. В первую очередь приходит в голову «Ночной орел» Ломма, но, в принципе, если не догматизировать, то можно расширять тему дальше. «Проект АЦ» Алексеева, «Старуха с лорнетом» Тарутина, «Эффект бешеного солнца» Полищука, «Быстрые сны» Юрьева, «Клетка для буйных» Тюрина/Щеголева, «Снюсь» Житинского, «Шаги в неизвестное» Гансовского. Развитие сюжета идет либо в «меня здесь не понимают, уйду я от вас» («Человек-Амфибия» и «Ариэль» Беляева), либо в «заберите обратно свои сверхспособности» («Умение кидать мяч» Булычева)

10. Звездные войны. В чистом виде схватки цивилизаций – мало, разве что Снегов («Люди как боги»), Мирер («Дом скитальцев»), а из менее известного - Муханов «Пылающие бездны». (Здесь надо понимать, что схватка двух посторонних цивилизаций, в которую со стороны влипали земляне – это отдельная история, которая чаще относится к сюжету прогрессорства.) Более легкий случай – просто вторжение на Землю («Звездолет в лесу» Булычева, «Толстяк над миром» Колупаева, отчасти «Гианея» Мартынова, в сатирическом ключе - «Майор Велл Эндъю» Лагина). Отдельный подвид – космические пираты. Тут примеров куда больше: от того же Булычева с его Алисой и «Экспедиции в преисподнюю» Ярославцева АНС, до Биленкина с приключениями Полынова и «Охоты на «Большую Медведицу» Иванова.

Никак не могу обобщить сюжет с инопланетянами в земном прошлом («Спираль времени», «Фаэты» и т.п.).
Ну и явно еще что-то упускаю.
фото

(no subject)

Вопрос к олдфагам. Он такой, из разряда вечных вопросов.

Что из советской фантастики таки можно отнести к фэнтези в том смысле, в котором мы понимаем этот жанр сейчас?

С «городским фэнтези» еще ничего (в Союзе оно чаще шло по разряду сказок) - тут и «Осторожно, волшебное!» Соколовой, и «Кот — Золотой Хвост» Алексеева, и «Альтист Данилов» Орлова, и всякая там «Тополиная рубашка» Крапивина, и цирковые повести Абрамова.

А вот с чем-то более традиционным… Мне пришла в голову вторая часть «Последнего человека из Атлантиды» Беляева и «Далекие горнисты» Крапивина (это, на минуточку, семидесятые, а в «рамочке» ее проиллюстрировали так, что готическое фэнтези отдыхает!).
фото

(no subject)

Писал для МФ маленькую заметочку о японской фантастике в СССР и РФ - и обратил внимание, что почти везде (кроме Кобо Абэ, но он вообще проходит скорее по ведомству боллитры) указан один и тот же переводчик, Зея Рахим. Возьмите хоть "Продается Япония", хоть "Времена Хокусая", хоть "Победителей завтрашнего дня", хоть скомпилированную из них же "Черную ветку сакуры".

И стало мне интересно, и запустил я поиск.

====
Зея Рахим, родившийся в 1922 году (дата смерти неизвестна, или он вообще еще жив? - Л.) - сокамерник Д. Андреева, предположительно арестованный на Дальнем Востоке и знавший японский язык. Д. Андреев привязался к нему и относился долгое время с трогательной нежностью (см. «Переписку»). В сведениях, сообщавшихся З. Рахимом о себе, было, видимо, немало мифотворчества. Так, он уверял, что он арабский принц и его настоящее имя Гарун аль Каири. По свидетельству А. Андреевой, он был красивым и обаятельным человеком, умевшим располагать к себе людей. После освобождения он сумел подружиться с родителями А. Андреевой (у них он занял довольно большую сумму, которой не вернул), с В. Круминьш, с А.Д. Смирновой, с Т.И. Морозовой и др. Позднее обнаружилось, что все рассказы З. Рахима ложь и сочинительство, и это вызвало разрыв с ним Д. Андреева. (источник - "Андреевская энциклопедия")

"Нам очень повезло – мы пивали чай в гостеприимном доме К<орнея> И<вановича> с разными знаменитыми людьми, разок с Константином Фединым, разок с Ильей Сельвинским, пару раз с Владимиром Луговским и даже как-то раз с одноглазым другом Маяковского, Давидом Бурлюком, приехавшим с визитом из заморских краев. И с переводчиком с японского языка, таинственным татарином Рахимом Зея, много лет просидевшим с Даниилом Андреевым в одной камере Владимирской тюрьмы и выдававшим себя за египетского принца по имени Харун ибн Кахар шейх Уль Мюлюк эмир Эль-Каири. А может, он и вправду был принцем по имени Харун ибн Кахар шейх Уль Мюлюк эмир Эль-Каири, а татарин Рахим Зея, как он утверждал, был ему насильно вписан в паспорт советской властью? Правды не знал никто,– ни мы, ни его собратья по японскому языку, ни сам Корней Иванович. (Источник - Нинель Воронель, "Корней Чуковский и Лиля Брик").
Collapse )
фото

Хочешь сей, а хочешь - куй... 8)))))

Кто не молчал и ввязался в дискуссии в сети - огребли друг на друга ушаты помоев. 8)
Я - молчал, не ввязывался. Свое мнение имею, мол, а убеждать прочих смысла не вижу.
Тем более, что на обеих сторонах оказались люди знакомые, которые ценны мне вне зависимости от своего отношения к американским родителям (тм).

Толку?!
У меня в верстке - полоса "Недели" про Лукьяненко и сетевой скандал. 8)
С цитатами из дневников "за" и "против".

Куды бечь?! 8)))))))))