Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

фото

(no subject)

СТРАЖА

— Ты в отвратительной форме. Тебе нужна помощь. На огузке нет мяса, косточки хилые. Уверена, тебя годами не глистогонили.
— Меня ты глистогонить не будешь! Никогда!
— Еще посмотрим.

— Я тоже буду сражаться!
— Сержантом?

— Он нашел артефакт?
— Нет, он собрал рок-группу.

— С удовольствием буду его пытать!
— В смысле, допрашивать?
— Да, и это тоже.

— ЭТО ДОМ ПРЕСТАРЕЛЫХ, КОНЕЧНО Я БЫВАЮ ЗДЕСЬ ЧАСТО. И ОНИ НАЧАЛИ НАЗЫВАТЬ МЕНЯ "МИШЕЛЬ".

— Если Витинари перебьет полгорода просто так, то вторая половина просто пойдет по своим делам.

— Где мои перчатки для удушений?

Все кто меня знает, подтвердят: меня оооочень сложно заподозрить в нелюбви к Пратчетту и в незнании его текстов, так вот: "Стража" - офигенный сериал! Развесистая глумливая панкуха, с кучей очень смешных мелких деталей, с отличными диалогами и с непростыми трактовками персонажей. Примерно таким мог бы быть постмодернистский исторический сериал снятый через пару столетий после событий каким-нибудь гениальным плоскомирским режиссером, который уверен, что как было на самом деле зрители и так представляют, поэтому никакого смысла в буквалистском воспроизведении нет и им смело можно давать смысловые растяжки и интерпретации. Я уверен, что над такой трактовкой Витинари весь Плоский мир покатывался бы со смеху, а гоблины вообще удвоили бы прокату кассу.

От этого - нарочитое осовременивание - уже не к восьмидесятым годам прошлого века, к современности автора, а к двадцатым нынешнего, к нашей современности, и отсюда пачка впихнутых в пратчеттовский смысловой карнавал типичных фэнтезийных штампов.

А герои! Ваймс с его вечно незажженной сигареткой и фееричной мимикой, адекватно прекраснодушный Моркоу, гоблины-марксисты, тетка-Витинари, именующая себя в мужском роде, обворожительная Шельма Задранец (— Крупновата ты для гнома! — Мы... разные.), а леди Овнец вообще сказка. А Ангва, Ангва, ах!..

Я на сто процентов уверен, что Пратчетт, в свое время ровно то же самое проделавший с канонической фэнтези, был бы в восторге.
фото

(no subject)

Пытаюсь думать про типовые сюжеты советской фантастики. Такие, основные, обильно распространенные в советской фантастике, которые представлены не одним и не десятью произведениями. Либо наоборот, в СССР представленные сколь угодно скудно, но крайне популярные в мире.

1. «Судьба открытия». Советские ученые что-то изобретают, злобные капиталисты пытаются это уничтожить или украсть и использовать во зло. Или капиталистические ученые что-то открывают и пытаются использовать во зло, а советские люди им мешают. Или хороший ученый на западе что-то открывает и пытается не дать злобным капиталистам использовать это во зло. («Тайна двух океанов» Адамова, «Голова профессора Доуэля» и «Продавец воздуха» Беляева, «Гиперболоид» Толстого, «Пылающий остров» Казанцева)

2. «Прогрессоры». Люди Земли попадают на другую планету, находящуюся на какой-то из предыдущих ступеней социального развития и реморализуют ее, или сбегают в ужасе, или наблюдают, не мешая развиваться. (Почти весь «ХХII век» АБС, «Аэлита» Толстого, «Час быка» Ефремова, «Подземелье ведьм», «Агент КФ», «Город наверху» Булычева, «Башня Мозга» (она же «Бета-7») Юрьева, «Я вернусь через 1000 лет» Давыдова).

3. «Внуки наших внуков». Истории о том, как современные люди оказываются в коммунистическом будущем. Чаще всего реализовывались двумя способами. Либо через инопланетян же - земляне сталкиваются с цивилизацией, находящейся на более высокой ступени развития и реморализуются об нее. Или цивилизация сбегает в ужасе, иногда пообещав вернуться, когда земляне исправятся. Или просто летит дальше по своим делам, а земляне остаются впечатленные. В любом случае сперва герои впечатляются об построенное коммунистическое общество. Иногда еще плохие земляне делают инопланетным коммунарам что-то плохое, а хорошие земляне потом реабилитируют Землю в глазах инопланетян. («Каллистяне» Мартынова, «Парадокс Глебова» из трилогии «Гаяна» Аматуни) Либо же герои банально (или не банально) переносятся в будущее и впечатляются там об достижения собственных потомков. Иногда потом возвращаются обратно строить коммунизм с нуля, иногда находят себя в проблемных точках будущего (или нет). («Клоп» Маяковского, «33 марта» Мелентьева, «Внуки наших внуков» Сафроновых, «За перевалом» Савченко, «Гость из бездны» Мартынова)

4. «Преодоление катастрофы». Герои оказываются в тяжелом положении (чаще в результате технологической, экологической, научной или природной катастрофы фантастического характера, чем в результате злого умысла), и, проявив чудеса героизма, с честью выходят из положения, хоть зачастую и не без потерь. Иногда для того, чтобы справиться с проблемой, им приходится разгадать какую-то загадку или решить проблему. Какого-то особого наполнения кроме пропаганды дружбы, взаимовыручки и осознанности, как сейчас бы сказали, по отношению к окружающему миру, как правило нет. («Далекая радуга» АБС, «Поселок» Булычева, «Спасти декабра» Гансовского, «Лунная радуга» Павлова).

5. «Столкновение с чудом». Герой наблюдает что-то удивительное и удивляется. Все. Как правило в результате он остается либо с абстрактным сакральным знанием «В мире много непознанного!» - либо с конкретным пониманием: «А скнюсики-то, оказывается, бубучатся!», но в целом продолжает жить как жил. (Биленкин «Здесь водятся проволоки», Грин «Бегущая по волнам», )

6. «Исследование»/«Путешествие». Вариант предыдущего сюжета, но более «развесистый». «Плутония» и «Земля Санникова» Обручева, «Остров погибших кораблей» Беляева,

7. Попаданчество. В советском извозе человек, попавший в прошлое Земли, непременно начинал наводить там справедливость, причем чаще не «переигрывая историю», а просто ведя себя в соответствии с современной ему (точнее, почерпнутой из советской идеологии) этикой. В принципе, это тоже вариант прогрессорства, но, так сказать, не отходя от кассы. «Бесцеремонный Роман» Гиршгорна, «Голубой человек» Лагина, «Весьма достойная судьба» Константиновского, «Петля Гистерезиса» Варшавского, «Иван Васильевич» Булгакова, «Побег» Гансовского, «Время его учеников», «В лесу прифронтовом» и «Странники» Абрамова-среднего, «Зеркало для героя» Рыбаса (тут еще и «день сурка»), «Год тысяча шестьсот...» Михеева.

8. Контакт. Тут я имею в виду те тексты, в которых основу сюжета составляет сам процесс установления контакта, а не его результат. Как правило это про то, что пока этот инопланетный разум поймешь, сам свихнешься, но деваться некуда, надо контачить. («Всадники ниоткуда» Абрамовых, «Вторжение» Лукиных)

9. Супергерои. Точнее – люди со сверхспособностями. Очень популярный сюжет на самом деле. В первую очередь приходит в голову «Ночной орел» Ломма, но, в принципе, если не догматизировать, то можно расширять тему дальше. «Проект АЦ» Алексеева, «Старуха с лорнетом» Тарутина, «Эффект бешеного солнца» Полищука, «Быстрые сны» Юрьева, «Клетка для буйных» Тюрина/Щеголева, «Снюсь» Житинского, «Шаги в неизвестное» Гансовского. Развитие сюжета идет либо в «меня здесь не понимают, уйду я от вас» («Человек-Амфибия» и «Ариэль» Беляева), либо в «заберите обратно свои сверхспособности» («Умение кидать мяч» Булычева)

10. Звездные войны. В чистом виде схватки цивилизаций – мало, разве что Снегов («Люди как боги»), Мирер («Дом скитальцев»), а из менее известного - Муханов «Пылающие бездны». (Здесь надо понимать, что схватка двух посторонних цивилизаций, в которую со стороны влипали земляне – это отдельная история, которая чаще относится к сюжету прогрессорства.) Более легкий случай – просто вторжение на Землю («Звездолет в лесу» Булычева, «Толстяк над миром» Колупаева, отчасти «Гианея» Мартынова, в сатирическом ключе - «Майор Велл Эндъю» Лагина). Отдельный подвид – космические пираты. Тут примеров куда больше: от того же Булычева с его Алисой и «Экспедиции в преисподнюю» Ярославцева АНС, до Биленкина с приключениями Полынова и «Охоты на «Большую Медведицу» Иванова.

Никак не могу обобщить сюжет с инопланетянами в земном прошлом («Спираль времени», «Фаэты» и т.п.).
Ну и явно еще что-то упускаю.
фото

(no subject)

Вопрос к олдфагам. Он такой, из разряда вечных вопросов.

Что из советской фантастики таки можно отнести к фэнтези в том смысле, в котором мы понимаем этот жанр сейчас?

С «городским фэнтези» еще ничего (в Союзе оно чаще шло по разряду сказок) - тут и «Осторожно, волшебное!» Соколовой, и «Кот — Золотой Хвост» Алексеева, и «Альтист Данилов» Орлова, и всякая там «Тополиная рубашка» Крапивина, и цирковые повести Абрамова.

А вот с чем-то более традиционным… Мне пришла в голову вторая часть «Последнего человека из Атлантиды» Беляева и «Далекие горнисты» Крапивина (это, на минуточку, семидесятые, а в «рамочке» ее проиллюстрировали так, что готическое фэнтези отдыхает!).
фото

(no subject)

А вот это круто.

"Она повернула сиденье и отвела взгляд. Печальное выражение ее лица меня настолько огорчило, что я замолчал и стал вспоминать обо всем, что случилось после нашего танца. Я пытался найти ту точку, начиная с которой орбита моего вращения пошла кувырком. За бортом машины незаметно пролетали километры. С третьего раза я наконец вспомнил метод, который не раз выручал меня раньше при общении с женщинами: надо перестать анализировать каждое сказанное слово и попытаться понять, какие слова я не сказал".

Роберт Хайнлайн, Спайдер Робинсон. "Переменная звезда"
фото

(no subject)

- Миша, как вы думаете, когда отменят маски?
- Ой, Сеня! Я вас умоляю! Серьезные люди вложились. Когда отобьют, тогда и отменят.
фото

Ведьмак

Ну что. Почти полсезона посмотрел.
Геральта - точно как джексоновских эльфов - все время хочется спросить "что ж ты такой мордастенький-то?". Ну, то дело такое, режиссеры и декораторы живут в сытом мире, на их экранах давно у всех потомственных нищих ровненькие беленькие зубки.
Цири понравилась. Лютик позабавил. Йеннифер еще не знаю, понравилась ли, но впечатлила.
Каланте, Эитне, Трисс, эльфы и сильван не понравились. Из нильфов хтоническая сила тоже так себе получилась.
Как относиться к чернокожему эльфу (и к дриадам, стреляющим по эльфам) пока не решил. У пана Анджея вроде про дроу ничего сказано не было.

Едем дальше.
фото

Устал

Очень долгая была неделя, очень рабочая, я от такого несколько отвык.
Завтра - отдых: кино (новые "Звездные войны"), распродажа в ИКЕЕ и игротека в ГД.
А послезавтра опять всякую пользу наносить буду.
фото

Инженер колец

К ДР Профессора на МирФ вывесили нескольколетней давности статью про "Повесть о кольце" - "желтый том" с самым чудовищным в истории (хотя сейчас, с появлением целой категории "пересказов", уже не факт) переводом "Властелина колец". Я смотрю, её по соцсетям стали перепосчивать - значит, всё ещё не все знают.

Надо сказать, что заслуга этого расследования полностью принадлежит Наташе Семеновой (tolkienguide), я там только немного выстроил информацию, но всё равно эту статью очень люблю и горжусь ей. Потому что история потрясающая.

У меня много лет был взрыв мозга от того, что под этой чудовищной поделкой ("Повестью о кольце") стояла фамилия прекрасного переводчика Зинаиды Бобырь. В этой статье рассказано, почему так случилось.

Кстати, исходное название статьи было не такое, как сейчас на сайте, а вот такое:

Инженер Колец. Как трилогия Толкина не стала научной фантастикой



Доверчивого читателя, мечтавшего узнать, наконец, «что же было дальше», ждал шок. Мало того, что текст сократили втрое и целые главы были пересказаны парой строк, так ещё и отсебятины хватало изрядно. Ещё во вступлении, построенном как сказочный зачин, выяснялось, что назгульских колец не было — Саурон подбрасывал одно и то же кольцо разным правителям, кольцо превращало их в призраков, «послушных ему, как пальцы на руках», и возвращалось к хозяину. Исилдур должен был стать десятым назгулом, но вовремя успел отрубить Саурону палец с кольцом. Видимо, тот самый палец, которому иначе стал бы соответствовать.

Мало того. Вся история с походом Хранителей оказывалась чуть ли не побочным квестом на фоне возвращения Арагорном некоего Испепеляющего Венца — атрибута верховной власти в Средиземье. Венец оказался захвачен Сауроном, и, чтобы добыть его, следовало победить Чёрного Властелина. Сам Саурон не мог надеть Венец, так как был недостоин, а недостойного Венец испепелял на месте. Возможно, кольцо помогло бы Саурону обмануть Венец, но для этого кольцо надо было найти, что возвращало читателя к исходному конфликту. После победы Арагорн, разумеется, примерял Венец, и разумеется, оказывался достойным.
фото

(no subject)

В Петербурге появится Косой переулок с лавками чудес

Каждый хоть раз в жизни мечтал о чуде, настоящем волшебстве, о встрече с магом или приобретении волшебной палочки, о таинственной книге заклинаний или о говорящей сове. Возможность побывать в мире магии «Гарри Поттера» скоро появится у петербуржцев.


Источник: http://kudago.com/spb/news/v-peterburge-poyavitsya-kosoj-pereulok-s-lavkam226/