Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

фото

(no subject)

Подавляющее большинство моих условно-поэтических текстов относятся всего к двум категориям. Или это контейнирование эмоции, чистая терапия, имеющая немного художественной ценности, или это (как говорила во время оно одна моя знакомая, "текст - это орган понимания") способ если не понять с помощью текста что-то непонятное, то по меньшей мере сформулировать тот самый вопрос, содержащий половину ответа. Как ни парадоксально, такие чаще выходят удачными.
фото

Сон в преддверии годовщины

Приснилось развесистое расследование в духе "Кода да Винчи", только объектами расследования были Марвин Химейер и Бэнкси. Проснулся на моменте, когда удалось добиться разрешения на интервью с выжившим и получившим пожизненное Химейером. Правда, пафос истории сильно снижало то, что квест был затеян когда герою сна понадобились деньги на... стоматолога.
фото

Однойстрокой

Переезд гаража это скорее забавно, чем ужасно.

Новый котик похож на пронырливого чернобурого лисенка.

Не доехал до Комкона и вряд ли доеду до Роскона.

Завтра в Гиперионе презентация новой книги Строчкова, я да.

3 апреля в "Сатириконе" премьера спектакля по Машкиной пьесе. Я обязательно да.

Март проходит быстрее, чем январь или февраль. Весна, что поделаешь.

фото

Ах мадам, если б вы только знали, мадам...

Обнаружил, что мой любимый анекдот про летающих крокодильчиков существует в сети в совсем других вариантах, чем тот, который в свое время слышал я и который до сих пор кажется мне самым лучшим, глубоким и мудрым! 8))


Итак, в провинциальный городок приезжает цирк.
По всему городу появляются афиши: "Только у нас, только для вас, только один раз! Проездом из столицы до самого городу Парижу! Силачи и акробаты, клоуны и жонглеры, танцующие лошади и - внимание! - только у нас, только для вас, только один раз - летающие крокодилы!"
На представлении всё, естественно, битком, полный аншлаг. Проходят клоуны, лошади, жонглеры, все им хлопают, но все ждут. И вот выходит конферансье и объявляет:
- А теперь наш главный номер, единственный показ перед гастролями в Париже - летающие крокодилы!
Из за кулис натурально вылетает стайка крокодилов - впереди побольше, позади поменьше, последним самый маленький - делает три круга вокруг арены и улетает обратно за кулисы. Но самый маленький крокодильчик устаёт и шлёпается на колени супруге бургомистра, которая, разумеется, сидит на первом ряду на лучшем месте.
Та гладит его по голове и замирающим голосом спрашивает:
- Но скажи, крокодильчик, как же это у вас всё-таки получается?!
На что крокодильчик поднимает на неё огромные грустные глаза и говорит:
- Ах, мадам, если б вы только знали, мадам, как нас здесь пИздят!

Проходит год и в город снова приезжает цирк.
Появляются афиши: "Только у нас, только для вас, только один раз! Проездом из столицы до самого городу Парижу! Силачи и акробаты, клоуны и жонглеры, танцующие лошади и летающие крокодилы, и - внимание! - только у нас, только для вас, только один раз - поющие рыбы!"
На представлении, естественно, опять полный аншлаг. Проходят клоуны, лошади, жонглеры, пролетают крокодилы, все им хлопают, но все ждут. И вот выходит конферансье и объявляет:
- А теперь наш главный номер, единственный показ перед гастролями в Париже - поющие рыбы!
Из за кулис натурально выпрыгивает на хвостах стайка рыб - впереди побольше, позади поменьше, последней самая маленькая - рассаживается вокруг арены, исполняет какую-то оперетку и упрыгивает обратно за кулисы. Но самая маленькая рыбка, устав, шлёпается на колени всё той же супруге бургомистра.
Та гладит её по голове и говорит:
- Я знаю, бедная рыбка, знаю, как вас здесь пИздят!
На что рыбка поднимает на неё огромные грустные глаза и говорит:
- Ах, мадам, если б вы только знали, мадам, а как здесь пИздят крокодилов!..
фото

Цитата

"...Начиналось каждый раз одинаково, с ледяной равнины, неравномерно уставленной странными скульптурами, по крайней мере, я сначала думал, что это скульптуры. Изогнутые, изломанные конструкции, состоящие из кубов разного размера, головоломкой-"змейкой" слепленных друг с другом. То ли авангардистские цветы, то ли авангардистские же знаки вопроса, то ли чёрт знает что вообще... Каждая конструкция полтора-два метра высотой. Почти все сперва вертикальные, почти все согнуты под разными углами, иногда по нескольку раз, иногда пригибающиеся к земле. Безумное, болезненное зрелище, от одного взгляда на них становилось физически неудобно, некомфортно. И холодный разреженный воздух под чёрным небом.

А ещё над равниной висело, просто-таки звенело напряжение, совершенно какое-то запредельное. Казалось, что если прислушаться к нему, то меня просто разорвёт как того хомячка из анекдота. Однако, не разорвало: просто возник образ опускающегося неба, страшного, чёрного, давящего, вот оно всё ниже и ниже, спазмом зажимает горло так, что не крикнуть и не вздохнуть даже, и спасти может только...

И вот когда я понял, что - мне стало дурно.

Это были не скульптуры. Это были... дома? доспехи? в общем, убежища.

В каждом этом уродливом, изломанном сооружении внутри был человек. Вывернутое под невообразимыми углами тело. Изжёванное, искажённое, ставшее уродливым. И они считали, что всё прекрасно, потому что у них есть защита от опускающегося неба.

А небо было звёздное, с незнакомым рисунком созвездий, с двумя маленькими спиральными туманностями вместо Млечного пути, холодное, красивое, и было оно далеко, и падать не собиралось. Но образ этот, пропитавший всё вокруг, как вода губку, был таким мощным, что на реальной картинке далёкого неба приходилось всё время сосредотачиваться: стоило отвлечься, как разум снова захватывал этот чудовищный образ, и чёрный купол надвигался сверху.

В какой-то момент я увидел, что всё это чудовищно красиво. Я почувствовал эстетическое удовлетворение от завершённой картины, словно существовал некий демиург, всё это сотворивший таким, и словно я каким-то образом воспринял его мысли.

А ещё я чувствовал, что где-то там, в одном из этих жутких убежищ, не знаю на каком расстоянии от меня, где-то далеко, неважно, есть очень дорогой мне человек. И он тоже боится падающего неба и тоже радуется, что у него есть такой надежный доспех"...
фото

(no subject)

Есть тексты, которые я очень люблю читать друзьям вслух, особенно подшофе, и не могу дочитать до конца, начинаю рыдать. Это почти всегда - "Витражи патриархов" и "Час пик", и несколько реже - "Орфей" и "Тара".

Вот что в них общего, казалось бы.

АПД: А, да, и "Колдомедик" еще. Для пущего единообразия.
фото

Новый Строчков

Оригинал взят у strochkov в Мультижанруазное




Жанровое многообразие
(на смерть автора в рамках постмодернистской парадигмы)



Пейзаж: пиджак.
Натюрморт: поэт в петлице с вялым цветком.
Портрет: лежак стоит и в себя смотрит видак видаком.
Марина: девушка без весла, руля и тугих ветрил,
картинно — барашкам ее несть числа —

----------свисает за край перил.
Интерьер: притончик его души, Марина, Горький, на дне.
Какемоно: поэт, пиши, пропал по ее вине.
Пейзаж: колодезь, над ним журавль в левом верхнем конце,
звезда сияет, толстый журнал, синица в его руце.
Печальная повесть временных лет, летное время смут,
тревожная молодость, чад котлет,

----------любовь за десять минут.
Марина: причальные тумбы, шторм, парные патрули
кнехтов, отливки чугунных волн,

------- ---их грохот и лязг. Вдали,
за криком чаек — Куба, очаг свободы; гордый Вьетнам.
Тревожная молодость жирных чад, бегущая по волнам,
ее бушующие в крови подвязки и пояса,
ее набухшие от любви алые паруса.
Скульптурная группа: свояк с веслом, смотрины его марин,
вялый тритончик его души на дне прогорклых перин.
Интерьер: перина, лежак с горшком, светлица с поэтом в ней.
Треножная юность, ручной стояк,

---------- стеченье ночей и дней.
Гренадская волость, голландская грудь саский,

----------вафельный торт.
Дренажная полость, испанская грусть, изысканный
натюрморт:
поэт в теплице, вялый; цветы: сморщенный орхидей,
острые астры его мечты, плоские флоксы идей,
тычинки, пестики, лепестки; влажный кафельный пол,
взопрелый, рвущийся выспрь из руки,

--------- -жгущий сердца глагол.
Скульптурная группа: чужак с теслом, урина нежных педрил,
жирный питончик его души в складках дряблых ветрил.
Офорт: костлявая с острой косой, дева с пышной косой
и бюстом, и вообще красой. Любовь и Смерть. И косой
росчерк автора.
Интерьер: автор, он же авгур.
Тифон играет музыку сфер и ряда других фигур.
Сверчок турбирует свой шесток, пяток пластинок крутя
на тридцать три оборота: Рок, заплаканный, как дитя.
Иголка медленно едет в центр, сводя фигуры к zero.
Авгур, имеющий свой процент, ощипывает перо.
Пейзаж: пентхауз, пен-клуб, пеньюар, пенаты, теннисный корт,
октябрь, еще один толстый журнал;

----------еще один натюрморт:
кавказский батоно, соевый кум шоколадному королю,
мармеладный папашка, рахат-лукум вязок

----------и сыр дор блю,
восточные сладости субмарин, низок жемчуг и перл,
мидий устриц, аркадий фрин, козий элизий жерл,
венец коллизий, случаемость сцен,

----------пурпур бисс и тридакн.
Поэт, зегзица в его руце, десница его тверда.
Витраж: архангел большим мечом бьется с силами Зла.
Гобелен: олень над лесным ручьем, кусты, охотник, стрела.
Жанр: Не ждали. Не повезло. Не уцелел. Не жаль.
Барельеф из бронзы: поэт, стило, лавры, тога, скрижаль.
Скульптурная группа: мудак со стилом; Пегас: конек его крыл;
лаокоончик его души в объятиях гадских рыл.
Олеография: Лебеди. Пруд. Зáмок. Пастух. Овца.
Пастушка. Шашни. Сладостный труд.

----------Утехи в поте лица.
Аллегория: Муза, Поэт, свиток, лира, потир,
Фавн, исполняющий менуэт, клепсидра (он же клистир).
Скульптурная группа: старик с ослом, внучек, толпа мудрил,
мелкий бидончик его души, мозги, что он дурил.
Коврик: козел над горной рекой, егерь, козел, ружье.
Панно: рабочий большой рукой берет Добро как свое.
Скульптурная группа: чудак с числом, звериный оскал горилл,
черствый батончик его души, твердый, словно берилл.
Аллегория: холм, змея, череп, его костяк,
трава забвения, сулея, свояк, забитый в косяк.
Скульптурная группа: Олег и конь, Йорик, его лежак
двубортный в полосочку,

----------Гельмут Коль в крапинку, Жак в ширак,
мозги в горошек, любовь в стояк,

----------барашки в самом соку,
любовь, поэзия, нежность, брак, сбитые на скаку.
Апофеоз: верещагин холм Жориков и коней.
Триптих: Марина, стояк с цветком, петлица с поэтом в ней.
На заднем плане: Жирик, Хуссейн, Лебедь и Пиночет —
четыре всадника на хорс
é, и хорс, несомненно, блед.
Они въезжают в каждый чердак, таможня дает добро,
Азъ Како Мыслете Слово — так бойко строчит перо,
и гонят всадники порожняк, пургу, картину, стило,
голландию, тюльку, дуру, порняк, туфту, волну и фуфло.
И гонят всадники на убой стада заблудших овец,
в них каждый — ловец словес, и любой —

----------заблудший словес ловец,
и каждый агнец уже козел, и не отделить козлищ;
и выбрать меньшее из двух зол —

----------не то, что из сотен тыщ.
Настали крайние времена, их вялая плоть сборит,
их скв
éрна на дух вельми сквернá,
----------и съежен их габарит.
Они сворачиваются в дыру, черную, как сапог,
в котором мы не пыль на ветру,

----------но грязь от немытых ног,
в котором от нас остался грибок сочащихся гноем книг,
под которым мы циновка для ног,

----------а не мыслящий тростник.
В астральном плане: борьба добрил с темными силами Зла,
и Роза Мира за край Курил ползет и уже сползла.
Ползут полотна Гойй и Утрилл, кредит и объем продаж.
За край сползает святой Кирилл,

----------Мефодий тоже; туда ж —
кефир мелодий, рассол марин, соус тартар гобелен;
Рим расползается и Турин; ползет плащаница. Тлен.
Плесень Сыра. Лишай. Грибок. Ссохшийся майонез.
Дежурное блюдо Гибель Богов

----------с прокисшей лапшой словес...
По жизни: просто чердак снесло, ногу свело, вспарил
вонючий кончик его души, мастырки, что он скурил.
И не натюрморт, не барельеф, —

----------слепой газетный офсет:
"...с прискорбием...", "...и выражают родным...",

----------петлица, и в ней поэт.

13.01.1999, Москва