Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

фото

* * *

среди всей этой драмы суеты кутерьмы
через закрытые веки что своё что набрал взаймы
пусть мало найдётся неразговорчивей тьмы
и той что сокрыта в ней
во тьме не видны цвет глаз и линия губ
во тьме надежда табу и вера табу
говоришь как будто летишь в колодезный сруб
только может быть блик на дне

столько лет ни жён ни детей радости в горсти
мог бы петь камням или скажем жуков пасти
пробуждать искать касаться скакать плестись
но не сходить с ума
а если я не дозвался ещё до той
если это самый обычный самый простой
если я столько лет разговариваю с темнотой
словно какой шаман

я дроблюсь на куски я склеиваю куски
всё помню черты за эскизом кладу эскиз
из идущих к свету складываются полки
во взглядах в упор укор
из всех готовых понять облегчить помочь
посветить разогнать извлечь замять превозмочь

темнота всё так же приходит каждую ночь
продолжается разговор
фото

(no subject)

Удивительная штука нашлась. Живой концерт на РадиоМаяк Вадима Королева и Евгении Поповой - поэтический дуэт такой, ничего раньше о них не слышал, но по впечатлению ужасно славные ребята. В начале упоминают, что их проект начался с Нгвембе Ронги.

https://www.youtube.com/watch?v=9xGmy_wiFp0
фото

Декабрьское разных лет

Почти все декабрьские тексты - из девяностых. Из нулевых и позже всего парочка.



ДЕКЛАРАЦИЯ

...А при этом не надо даже особо врать: просто ждать, ну когда же спросят. А никогда. Вот и всё в порядке, и всё ещё не пора ни в учебник, ни в рай, ни в прочее... Впрочем, да, в этом мутном потоке кондовых погонных строк чёрта с два отыщешь хоть буковку в простоте. (Хрен-то! Что я вам - классик, чтобы спускать курок, или чем-то кроме чернил писать на листе?!)

С пиететом взираю на белое тело стиха. И скажу с трибуны - пусть будет слышно всем: недостойно поэта дрочить свои потроха. А достойно - дрочить чего-то из вечных тем. Чтобы мир любовался собою в твоем стихе! Чтобы власти мечтали - "в глубины сибирских руд!" Чтобы сердце от трещин было как в шелухе. Чтоб на текстах твоих сто лет жирел Голливуд...

А что слов хватает на всех - это, братцы, чушь. Результат дефицита кошмарен: разуй глаза, оглядись, ужаснись и пойми, отчего молчу. Что плодить чуму? Ну о чем я могу сказать?..

Ни за что не стану колоться и пить с тоски, и не вижу проку по банкам палить с бедра...
Я играю в прятки - и знаю все закутки. И смогу ни единого раза не проиграть.
Чтоб со смехом вскрикивать: "Так-то! Тебе водить!" - и опять убегать скорее в пыльную тьму...

Там и скрутит, пытаясь выбраться из груди, это самое, неинтересное никому.

2007



УПРАЖНЕНИЕ НА ЗАДАННУЮ ТЕМУ

salamandra.exe - запусти, моргни зажигалкой,
Исполняемый файл длиной в одну сигарету.
Саламандру не жалко и собственных легких не жалко,
Жалко, что некому рассказать об этом:

Как оно - вкус табака первый раз за полгода -
Отчего да зачем, в подробностях скрыть причину...
А на случай встречи - формулы о погоде,
Не смотреть в глаза и не чувствовать, как там стынет

То, что было небом, детством, болью, ответом...
На "Пока!" суметь не ответить: "Всегда готовы..."

Исполняемый файл длиной в одну сигарету.
Саламандра тлеет. А о любви - ни слова.

2004




* * *

Шёл по улочке Господь,
Бpёл танцующей походкой,
Усмиpял дуpную плоть
Медитацией и водкой,
Звал на помощь сатану,
И о кожу финку пpавил...
В подвоpотенку свеpнул,
Hа снегу следы оставил...

Шел по ниточке дуpак,
Hёс себя, как клиpик мощи.
Был подаpком каждый шаг,
А внизу pевела площадь.
Он циpкач - он ни пpи чём!
Ремесло поэта пpоще!
...Снег ложился на плечо.
...А внизу молчала площадь.

Было модно веpить в сны,
Излагать стpуктуpу мифа...
От войны и до весны -
Только семь холодных цифp.
Раствоpялся смысл стpок,
Если песенка об этом.
Я ведь тоже чей-то бог -
Отчего ж так много света?!

Бpёл по улочке Господь,
Постигая смысл жизни.
Hе ждала дуpная плоть
Hи экспы и ни хаpизмы,
Hочь баюкала меня,
И манила стpанной негой -
То ли дымом без огня,
То ли пpошлогодним снегом.

Шел по улочке Господь...

1998
Collapse )
фото

обожаю этот рассказ Ульдора

Владислав Гончаров

ТОТ, КТО НЕ УШЁЛ ИЗ ОМЕЛАСА (Вариации на одну из тем Урсулы Ле Гуин)

Омелас самый счастливый город в мире, это вам подтвердят по крайней мере двое из каждых трёх его жителей. Вы никогда не были в Омеласе? Тогда как же мне рассказать о нём, чтобы вы могли его представить себе?

Хайвэй-стрит самая длинная улица Омеласа. Она спускается с холмов и выходит на берег бухты там, где вздымаются гордые белые громады океанских лайнеров, скользят по голубой воде скорлупки яхт под разноцветными треугольниками парусов, и над всем этим с криком носятся чайки, похожие на белые распластанные запятые.

Но красивее всего Хайвэй-стрит ночью, когда над крышами выстроившихся по набережной домов сверкают и переливаются разными цветами неоновые огни реклам, отражаясь в чёрной как смоль воде, когда с шелестом мчатся по гудрону автомобили, похожие на светящиеся стрелы, блестят и хлопают многочисленные двери баров, магазинов и кафе, откуда-то льётся быстрая и весёлая музыка.

В том месте, где на самой середине набережной к морю выходит Орсайд-авеню, под прямым углом упираясь в Хайвэй-стрит, находится площадь Свободы. Сжатая между огромными домами, она, несмотря на свои размеры, кажется совсем небольшой. Посредине, подсвеченная снизу мощными прожекторами, высится статуя Освободителя. Статуя неплохая, только Освободитель здесь выглядит несколько старше, чем был на самом деле.

Биографию Освободителя все знают из школьных учебников. Во всяком случае ту её часть, где благородный юноша, узнав об источнике счастья своего города, не смирился с вопиющей несправедливостью, с теми слезами маленького ребёнка, на которых держалось счастье старого Омеласа, но и не покинул город, чтобы освободиться от чувства вины и бессилия. После долгих и мучительных раздумий он выбрал третий путь. С маленькой группой своих единомышленников однажды ночью он открыл подвал и освободил из него того несчастного ребёнка, страдания которого лежали в основе счастья горожан. Они отнесли его в больницу, накормили, согрели, поставили охрану, чтобы никто не мог вернуть ребёнка обратно в подвал. Впрочем, таких попыток и не было.
Collapse )
фото

(no subject)

В 2010 году в апрельском номере МФ была напечатана моя шуточная рецензия на новую книгу Олди.


В СНЕГАХ ПОТЕРЯН НАШ СЛЕД...
Генри Лайон Олди. Айыы аймага или Непорочные пред престолом.
Роман. Издательство: «Эксмо», 2010. Серия: «Стрела времени». 720 стр. 10000 экз.

Отдав дань греческой, японской, индийской, цыганской, монгольской, китайской и европейской мифологии, а также мифологии фэндома, Олди обратились к эпосу эвенков – древнего и загадочного народа русского севера. Главный герой романа – шестидесятилетний слабоумный шаман-девственник Нюргурмэк, уроженец советской Тувы, живущий на помойке возле гастронома №4. В его сознании реальность причудливо соединяет разные времена и события: поход народного героя Дэвэлчена в страну мертвых, пленение манчжурскими демонами-оленями великого вождя Бомбогора, трагический распад эвенкийского народа на эвенков и орочонов – «людей, прирученных оленем» и завоевание Амура русскими казаками. Параллельно развивается «внешняя» сюжетная линия: некие таинственные силы пытаются выведать у Нюргурмэка, где спрятаны материалы экспедиции Российского географического общества, которая в 1908 году исследовала место приземления Тунгусского метеорита - инопланетного космического корабля.
«Непорочные перед престолом» - первый роман заявленной трилогии. Разобраться во всех хитросплетениях сюжета явно удастся только прочитав все три тома целиком, слишком уж эпическое полотно разворачивают перед нами Олди.

Итог: Традиционное для Олди исследование народного эпоса с современным переосмыслением множества моментов. Сложное, интересное и завораживающее чтение.


А нынче читаю это я ленту и вижу:

- Пишем роман «Сильные». Про богатырей. Этот роман, выражаясь фигурально, стоит на двух ногах. Первая – якутский эпос «Нюргун Боотур Стремительный». Мальчишка-богатырь (нет, не Нюргун), простак и честняга, на собственной шкуре выясняет, что мир – простите, Трехмирье! - устроен сложнее, а главное, куда менее справедливо, чем ему казалось вначале. Шкура ребенка становится дубленой, а судьба – заковыристой. Тут главная сложность для нас – написать детскую недетскую книгу. Детскую – потому что вначале повествование идет от лица мальчика, выросшего в первобытных, хотя и относительно комфортных условиях. Недетскую – потому что речь идет о вещах взрослых, недоступных его пониманию. Опять же, в историю периодически вторгается другой комментатор – мальчик вырос, стал большим, история закончилась. Вот он и комментирует свою биографию, превращая события в воспоминания.
фото

Место силы

У меня есть в Москве офигенное "место силы". Я зову его "тополиный дворик" - ну, чисто мой внутренний идентификатор. Дело было года четыре назад, мы тогда гуляли по городу с Лёном. Без какой-то цели, шлялись под трёп куда ноги заведут. Ноги завели в переулки возле Каланчёвки. И сели мы там в каком-то дворике на лавочке передохнуть.

А время было вот такое же начало июня, было такое тепло, которое не от палящего солнца, а от полностью прогретого воздуха. И пух летал везде.
За спиной была недостроенная автостоянка, дальше за ней - железка, справа детская площадка и дом (старый кирпичный особнячок), а слева густые деревья и дом же - пятиэтажный брандмауэр с одним шальным окном.
И мне показалось, что вот то пространство, в котором мы были, почти по-питерски изолировано от остального города; как если бы это был двор-колодец. И в тот же момент, словно иллюстрируя мысль, дунул ветер и тополиный пух поднялся и заполнил весь этот дворик. То ли там "вихревая труба" получилась, то ли так по всей улице мело, но мы оказались (по моему впечатлению во всяком случае) в самом центре горячей тополиной метели. И меня накрыло ощущением какого-то совершенно дистиллированного счастья, хоть по баночкам разливай.

С Лёном мы в этот дворик больше никогда не попадали. Потом, год спустя, я отправился это место искать. Долго искал, обошел всё от РГБС и Аптекарского огорода чуть ли не до Красного Села. Нашел мягко говоря не сразу. Я редко отличаюсь топографическим кретинизмом в городе, но тут как отрезало.

Ну, во всяком случае, нашел. В процессе перечитал половину викимапии, выяснил заодно, что тот кирпичный особнячок - это уникальное здание: первый в Москве дом, перенесённый по той технологии, которая потом отрабатывалась при расширении Тверской. А в крошечном продуктовом в соседнем доме продаётся целая коллекция крошечных же сувенирных бутылок со всякого рода вкусным спиртным.

Время, конечно, того-с. Стоянку достроили, детскую площадку перерыли, деревья проредили и двор перестал казаться отдельным пространством. Но самое парадоксальное в том, что ощущение счастья осталось. Изменилось уже совсем всё в жизни, но в этом дворике я надёжно возвращаюсь в прошлое, не отравленное сожалениями-из-будущего. Просто чистое, незамутнённое счастье. А ещё каждый раз как вижу тополиный пух, вспоминаю ту тёплую метель. И тоже улыбаюсь.
фото

Андрей Горелов

* * *

Со ступеньки на ступеньку,
Отдохнуть на полпути,
От скамейки до скамейки
В час по маленькой ползти,
Шаг за шагом, метр за метром -
Путешествовать легко,
Оказался незаметно
Среди тихих стариков.

Настежь окно, да двери на запор,
Таблетку под язык, да по лестнице во двор,
Ковыляет не спеша
Постаревшая душа.

Взгляд опущен, голос тонок -
То ли шепот, то ли крик,
В двадцать два - еще ребенок
В двадцать пять - уже старик,
Сонный дождь роняет бисер,
Я закроюсь на засов
В желтом мире старых писем
Да засушенных цветов.

Бумажная любовь, да незрячие дома,
Доверчивая ложь, да пустая кутерьма,
Праздник ряженых зверей
Да бездомных фонарей.

На раскрашенных постелях -
Черно-белые тела,
На веселых каруселях -
Золотые купола
Испросить бы разрешенья
На возможность горевать,
Плюнуть в морду отраженью
Да забиться под кровать.

Топи да леса, комариные места,
На тысячи верст в округе пустота,
Две недели на пари -
День за месяц ночь за три...

* * *

Тихо-тихо речка бьет в бережок
Да ложится наш последний снежок,
За стеной холодный город притих,
А у нас с тобою мир на двоих.

Ай-люли, ай-люли,
Над тарелкою земли
Кто-то ковшик опрокинул
Да смеется там вдали,
Да в осенних лужах
Запускает корабли.

Год за годом до заветного дня,
Напоследок посидеть у огня,
Черный город превратить в белый стих
Да забить крест-накрест мир на двоих.

Ай-люли, ай-люли,
Над тарелкою земли
Кто-то ковшик опрокинул
Да хохочет там вдали,
А в осенних лужах
Размокают корабли.

* * *

Новый Год на выжженных полях,
Нищий сброд у городских ворот,
Солнце заблудилось в тополях
А мы умеем жить наоборот.

Припев:
Эх, глаза закрыли,
Встали на качели,
Распустили крылья,
Раз-два, полетели!..

Мальчики гуляют по стерне,
Доставая тысячи заноз,
Скоро не закончиться войне,
Но мы умеем плакать не всерьез.

Вечером военный беспредел,
По утрам казенная вода,
Скоро я останусь не у дел,
Но мы можем умирать не навсегда.

Целый день на улицах канкан,
Плачет перекошенный мотив,
Новый Год, дорога далека,
Но мы умеем ждать на полпути.

Припев:
Раз - глаза закрыли,
Два - забили щели
Три-четыре - крылья,
Пять-шесть - полетели!..


* * *

До рассвета встану, выйду рано
На дорогу, что ведет из храма,
Здесь неразбериха, суматоха,
Но зато здесь подают неплохо,
И теперь я перед каждой харей
Уважительно грызу сухарик,
Засмеюсь, заплачу, повздыхаю,
Помолчу...

Я сижу у золотой калитки,
Бормочу себе под нос молитвы,
Сохраняя самообладанье,
Подбираю чье-то состраданье.
А вокруг такой народец славный,
Все к заутрене спешат исправно,
И за ними донельзя забавно
Наблюдать...

Милый юноша бубновой масти
Ставит свечку, чтоб спастись от страсти,
Но любовь всегда найдет причину,
Чтоб считать себя неизлечимой,
Отошел, качаясь, от святого,
Мне не бросил ни рубля, ни слова,
Значит завтра повторится снова
Ритуал...

Рядом дама с материнским взглядом
Что-то просит третий месяц кряду,
Видимо не знала простодушно,
Что бывают дети непослушны.
Аккуратно станет в уголочек,
Уходя, подаст не хуже прочих,
Заходи еще, я очень-очень
Буду рад...

Бабушка знакомая за ручку
Тащит не проспавшуюся внучку
И лицо у бабушки сегодня -
Вся седьмая заповедь Господня,
И сердитые глазенки-точки
Мечут молнии из-под платочка,
Значит мне рубля сегодня точно
Не видать...

Завтра снова встану, выйду рано
На дорогу, что ведет из храма,
Здесь всегда такой народец славный,
И за ними донельзя забавно
Наблюдать...

Здесь - концертник: http://music.lib.ru/a/andrej_gorel/
Здесь - моя оцифровка с безымянной кассеты: http://narod.ru/disk/4980459000/Gorelov.zip.html
Здесь - еще тексты: http://narod.ru/disk/4980431000/txt.zip.html
фото

Заведомая графомания-11

Явная песня получилась. Кто желает попробовать спеть - милости прошу.


Будет ли белый снег?
Скажи мне, будет ли белый снег?
Я ничего не прошу, я не ставлю условий,
Мне только нужно знать: будет ли белый снег?

Я хочу стать спокойным, как удав Каа, мудрым, как взгляд совы.
Но ко мне уже в пятый раз за неделю опять приходят волхвы!
Они давно взяты под стражу Римом, у одного даже разбиты очки,
Но их больше не интересует младенец, не умиляют его кулачки -
Они раз за разом приходят, приходят ко мне,
Чтобы снова спросить -

Будет ли белый снег?
Скажи им, будет ли белый снег?
Они ничего не просят, они не ставят условий,
Им только нужно знать: будет ли белый снег?

Я обратился к другу, мой друг хитер и прекрасен.
Спроси, говорит, у ясеня. Шутит. Да и где тут отыщешь ясень.
Здесь только черные окна и черное небо и черный асфальт на дне -
И не понять никак -

Будет ли белый снег?
Скажи мне, будет ли белый снег?
Я ничего не прошу, я не ставлю условий,
Мне только нужно знать: будет ли белый снег?

Я вижу тебя как буквы в экране, как имя в чужих дневниках.
Я помню, что все это осень, не больше, и мы ее держим в руках.
Я знаю, что мало простых многоточий, что Поэт - это Голос и Путь,
Но в день, когда в нас перестанут стрелять, я едва ли смогу уснуть,
Потому что, как ни старайся, ответ не придет во сне,
Ответ на вопрос -

Будет ли белый снег?
Скажи мне, будет ли белый снег?
Я ничего не прошу, я не ставлю условий,
Мне только нужно знать: будет ли белый снег?

Мы были свиты в общую жилу, когда рвались из кожи вон.
Среди города были нам Остров и Лес, и шли гонцы с четырех сторон.
Теперь мы не то чтобы одной крови, но все еще на одной стороне,
И слишком много зависит от -

Будет ли белый снег?
Скажи мне, будет ли белый снег?
Я ничего не прошу, я не ставлю условий,
Мне только нужно знать: будет ли белый снег?

Как чистый лист бумаги
Как чистые простыни утром
Как чистый бинт на рану

Будет ли белый снег?
Скажи мне, будет ли белый снег?
Я ничего не прошу, я не ставлю условий,
Мне только нужно знать: будет ли белый снег?