linlobariov (linlobariov) wrote,
linlobariov
linlobariov

Categories:

Ноябрьское разных лет - нулевые +

SENT

Сначала - "здравствуй" и о погоде: кругом метель и сплошной ноябрь.
До марта жизни не происходит, не происходит судьбы. Но я -
Непредсказуем, как принц госплана, смел и наивен, как штатный бес -
Я себя чувствую как-то странно. Вот, понимаешь, пишу тебе.

В омуте нашем - как сговорились: апокалиптиков полон зал.
Что не коллайдер, то вовсе кризис, некогда, бедным, поднять глаза.
А над метелью, над черным смогом - синее небо, да летний жар...
Так что пишу. Рассказать о многом. Не получается, как ни жаль.

Лучше опять пару строк про климат. Пуржит вдоль улицы, знай держись.
Москва - старушка, и ейный климакс как раз пришёлся на нашу жизнь.
Но есть возможность в снегу не мокнуть: два-три шага - и в метро, привет...
...Еще - заглядывать снизу в окна, в тепло, в зашторенный мягкий свет.

Нет бы отправиться в кругосветку, в страны, где вовсе не знают нас!
Нет бы заклеить какую светку или тамарку - и на ночь в пляс!
Нет бы сменить все звонки в мобильном на ненавязчивый белый шум,
Нет бы проснуться крутым и сильным - я, понимаешь, тебе пишу.

Буквы вмерзают в провал экрана, там у вас тоже, видать, не май.
Я себя чувствую как-то странно.
Но ты, пожалуй, не понимай.
Вот ведь. Давно за ребром не бьется - а по ночам иногда болит...

Звезды видны лишь со дна колодца?
Я ставлю точку. И жму "delete".

2008



* * *

Настоящее стало несовместимо с рифмой.
Мир воплощается версиями пустоты.
Вечный ремонт и вечно пахнет олифой
В доме, с которым уже не случишься ты.

Некто, воспринимающий тему разлуки,
Сам волен выбрать: радость, боль или стыд.
Я возвращаюсь в норму - вот только руки,
Руки, в которых уже не случишься ты.

Фиксация плача не есть назначенье слова.
Время приобретает дискретность плова.
Всё состоится, сбудутся все мечты
В жизни.
С которой уже не случишься ты.

2003



* * *

Вселенная спит, как сурок, не страдая снами.
А значит, не знает о том, что случится с нами.
Герой собирается в путь, поправляет подпругу.
А я, как дурак, танцую в огненном круге.

А мальчики плачут, а девочки пьют и хлопочут.
Никто не подскажет, кого заберут этой ночью.
Все сказки пропили и с кухонь слышна только ругань.
А я, как дурак, танцую в огненном круге.

Писатели пишут, и в книжках - фантазии наши.
А небо смеётся, но смех переходит в кашель.
Ничто не спасает так, как предательство друга.
А я, как дурак, всё танцую в огненном круге.

Детишки бегут к карусели, билеты в ладошках.
Как просто поверить, что эта война понарошку!
Но смерть не протянет к тебе свои стылые руки,
Пока хоть один танцует в огненном круге...

2001



* * *

Падают снег и рубль. Растут долги и щетина.
Бегает взад-вперёд рьяный рабочий люд.
Жаловаться на жизнь - в наших ли палестинах?
Будет очень забавно, если нас не добьют.

Ямочки на щеках - только не улыбаться!
Никогда не умел двигаться по прямой.
Сразу за пятьдесят, если уже не двадцать.
Мы проскочили жизнь, чтобы успеть домой.

Несколько лет с тобой - несколько жизней лета.
Словно в пьеске дурной: дом, в окошке свеча...
Но ты знаешь сама, не поётся об этом.
Может быть, иногда плачется по ночам.

Скоро будет весна... Щедро дождём засеян,
Сытый город взойдёт травами и теплом.
Если нам повезёт, может быть, мы успеем
Плюнуть на чудеса и рвануть напролом.

А небесам смешно: ведь мы обычные люди -
Чаша дней тяжела, да и полна до краёв...
Только нам наплевать - ведь к счастью бьется посуда! -
По крайней мере, пока мы еще верим в любовь.

2001


ВСТРЕЧА

В словах нет смысла: "кажется", "давно"...
Есть на столе хорошее вино,
Там, в небе, отражаются огни,
А здесь - тепло и тихо. Мы одни.

Свои законы у ночных квартир.
Отдельный, вольный, незнакомый мир.
Нет дела до оставшихся вовне.
Здесь мы с тобой одни. Наедине.

В словах нет смысла: "я", "тебя", "люблю".
Нет чище простыней, чем расстелю.
Ночь обступает с четырёх сторон.
Касанье кожи. Вскрик. Дыханье. Стон.

Молчанье губ по коже. Тишина.
Дождь смотрит из открытого окна.
Ох, подсознанье... грязненький приём.
Мне снился сон, что мы с тобой вдвоём.

2001



* * *

Я знаю все обо всех. Я перечитал все книги.
Во всех, хоть рыдай, хоть смейся, один и тот же сюжет.
Любовь пожирает всё, как огонь - бумагу, единым мигом.
О, бедное сердце, причин для покоя нет.

Забавно порой бывает смотреть на эти гримасы.
Кричит, не смолкая, молит небо иной простак,
Как будто вправду он первый влип из всей людской биомассы:
"Боже мой, боже, за что ты со мной вот так?!"

Все золото мира внезапно стало дешёвой медью.
Сдаёшь по рублю не глядя, что покупал за сто.
У нас на Земле нешуточно скуден ассортимент комедий.
Шесть миллиардов вопят: мол, за что, за что?

Я лектор по ОБЖ в весёлом мире анаэробном.
Я лёгким прикосновением в вино обращаю гной.
Недуг этот вечный знаком мне доподлинно и изучен подробно.

Но боже мой, боже, за что же ты так - со мной?

2010
Tags: мои стихи: двенадцать месяцев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments