linlobariov (linlobariov) wrote,
linlobariov
linlobariov

Category:

Анджей Сапковский. "Сезон бурь". Глава I.


Девочка пронзительно закричала. Вместо того, чтобы бежать, она застыла на месте. И все время визжала.

Ведьмак бросился к ней, на бегу выхватив меч. И сразу понял, что что-то не так. Что его провели.

Мужчина, тянущий тележку с хворостом, вскрикнул и на глазах у Геральта подлетел на сажень вверх, а кровь брызнула из него широко и обильно. Он упал, чтобы тут же взлететь снова, на этот раз разорванный на две окроваленных части. Уже без крика. Теперь пронзительно закричала женщина, как и ее дочь, она застыла, парализованная страхом.




Взято из сообщества "Игра "Ведьмак"|Книга "Ведьмак": Сезон бурь|18+" (http://vk.com/thewitcher_2)

Перевод: Леонид Таубес
Корректура: Гервант из Лирии




Сезон бурь - глава 1

От упырей, от призраков,
от тварей долголапых,
И от существ, рыщущих в ночи
Избави нас, Боже!

Охранная молитва, известная как "Корнуоллская Литания", датированная XIV - XV вв.

Говорят, что прогресс рассеивает мрак. Но всегда, всегда будет существовать тьма.
И всегда во тьме будет Зло, всегда во тьме будут клыки и когти, убийство и кровь.
Всегда будут рыщущие в ночи. И мы, ведьмаки, существуем, чтобы им противостоять.

Весемир из Каэр Морхена

Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.

Фридрих Ницше. «По ту сторону добра и зла»

Заглядывание в бездну считаю идиотизмом. На свете есть множество вещей гораздо более достойных, чтобы их рассматривать.

Лютик. «Полвека поэзии»

===================================================================


Он жил только для того, чтобы убивать.

Он лежал на нагретом солнцем песке.

Он ощущал колебания, передаваемые через чувствительные волоски и щетинки, прижатые к земле. Хотя источник колебаний был еще далеко, Идр чувствовал их ясно и точно, по ним он мог определить не только направление и скорость движения жертвы, но и ее вес. Для большинства охотящихся хищников вес добычи имеет первостепенное значение — подкрадывание, нападение и погоня это потеря энергии, которая должна быть скомпенсирована энергетической ценностью пищи. Большинство подобных Идру хищников не станут нападать, если жертва слишком мелкая. Но не Идр. Идр существовал не для того, чтобы есть и продолжать свой род. Не для этого он был создан.

Он жил для того, чтобы убивать.

Осторожно перемещая ноги, он вылез из норы, прополз по гнилому стволу, в три шага преодолел бурелом, как призрак, перепорхнув поляну, упал в папоротник и растворился в зарослях. Он двигался быстро и тихо, то бегом, то прыжками, как огромный кузнечик.

Потом, в чаще, припал к земле сегментированным брюшком. Колебания грунта стали яснее. Импульсы от усиков и щетинок Идра сформировались в образ. В план. Идр уже знал, как добраться до жертвы, где пересечь ей дорогу, как заставить обратиться в бегство и потом длинным прыжком напасть на нее сзади, на какой высоте ударить острыми, как бритва, жвалами. Колебания и импульсы сулили ему радость, которую он почувствует, когда жертва закачается под его весом, эйфорию от вкуса горячей крови. Он ощутит наслаждение, когда воздух огласится криком боли. Он слегка дрожал, открывая и закрывая жвала и шевеля щупальцами.

Колебания грунта становились все выразительнее, они стали разнообразнее. Идр уже понял, что жертв несколько, возможно, три, может, четыре. Двe сотрясают землю обычным образом, вибрации от третьей указывали на небольшую массу и вес. Четвертая — если, конечно, есть четвертая — вызывает нерегулярные колебания, слабые и неопределенные. Идр замер, выпрямился и поднял антенны над травой, изучая движение воздуха.

Колебания грунта, наконец, дали понять то, чего Идр и ожидал. Жертвы разделись. Одна из них, самая мелкая, движется сзади. А четвертая, которая слышалась невыразительно, исчезла. Это был ложный сигнал, эхо. Идр проигнорировал его.

Мелкая добыча еще больше отошла от других. Земля задрожала сильнее. Приближаются. Идр сложил задние ноги, оттолкнулся и прыгнул.

Девочка пронзительно закричала. Вместо того, чтобы бежать, она застыла на месте. И все время визжала.

Ведьмак бросился к ней, на бегу выхватив меч. И сразу понял, что что-то не так. Что его провели.

Мужчина, тянущий тележку с хворостом, вскрикнул и на глазах у Геральта подлетел на сажень вверх, а кровь брызнула из него широко и обильно. Он упал, чтобы тут же взлететь снова, на этот раз разорванный на две окроваленных части. Уже без крика. Теперь пронзительно закричала женщина, как и ее дочь, она застыла, парализованная страхом.

Сам не веря, что это ему удастся, ведьмак смог спасти ее. Подбежал и с силой толкнул забрызганную кровью женщину с тропинки в лес, в папоротники. И тут же понял, что это снова был подвох. Фортель. Серая, плоская, многоногая и невероятно быстрая фигура уже отошла от тележки и первой жертвы. Она перемещалась к следующей. К непрерывно пищащей девочке. Геральт бросился вслед.

Если бы девочка осталась на месте, он не успел бы вовремя. Девочка, однако, проявила ясность рассудка и бросилась бежать. Серая тварь догнала бы ее легко и быстро, догнала бы, убила, чтобы потом вернуться и убить женщину. Так бы все и было, если бы не ведьмак.

Он догнал тварь, прыгнул, наступил каблуком на одну из задних ног. Если бы тут же не отскочил, то потерял бы свою ногу — серая тварь вывернулась с невероятной ловкостью, и ее серповидные щипцы клацнули, на волос не дотянувшись. Пока ведьмак восстанавливал равновесие, монстр оттолкнулся от земли и напал. Геральт защитился рефлекторным, широким и довольно хаотичным взмахом меча, отогнав монстра. Урона не нанес, но вернул себе инициативу.

Подскочил, догнал, размашистым ударом рассек панцирь на плоской головогруди. Пока существо не пришло в себя, вторым ударом отсек левое жвало. Монстр бросился на него, размахивая лапами, пытаясь боднуть его оставшимся жвалом как тур. Ведьмак отрубил ему и другое. В быстром повороте укоротил ему одно из щупалец. И снова рубанул в головогрудь.

До Идра, наконец, дошло, что он в опасности. И необходимо бежать. Ему нужно бежать, бежать прочь, спрятаться где-нибудь, залечь в укрытие. Он жил для того, чтобы убивать. Чтобы убивать, он должен регенерироватся. Надо бежать... Бежать...

Ведьмак не дал ему сбежать. Догнал, наступил на задний сегмент туловища, рубанул сверху, с размахом. На этот раз панцирь головогруди уступил, из трещины брызнула густая зеленоватая жижа. Монстр боролся, его ноги дико колотили землю.

Геральт ударил мечом, на этот раз полностью отделив плоскую голову от остальной части.

Он тяжело дышал.

Вдали ударил гром. Налетевший вихрь и быстро темнеющее небо предвещали надвигающуюся бурю.

Альберт Смулка, недавно назначенный староста местной общины, при первой встрече показался Геральту сделанным из клубней брюквы — что-то округлое, недомытое, толстокожее, в целом довольно скучное. Другими словами, он не очень отличался от других чиновников муниципального уровня, с которыми ему доводилось встречаться.

— Оказывается, правда, — сказал староста. — Что ведьмаки решают проблемы.
— Йонас, мой предшественник, — продолжил он, не дождавшись от Геральта никакой реакции — так уж тебя хвалил, а я его держал за лжеца. То есть, я не полностью ему доверял. Я знаю, как эти истории могут перерасти в сказки. Особенно среди темных людей, у них все или диво или чудо, или же какой-нибудь ведьмак с нечеловеческой силой. И вот, он появляется, истинная правда. Там, в бору, за речушкой, людей погибло несчетно. И все потому, что той дорогой в город идти ближе, там и ходили, дураки... На свою погибель. Невзирая на предупреждения. Сейчас такое время, что лучше не бродить по пустошам, не ходить через лес. Везде монстры, везде людоеды. В Темерии на Тукайском предгорьи, ужасный случай произошел, пятнадцать человек убил в деревне углежогов какой-то лесной призрак. Роговизна называется эта деревня. Наверное, слышал. Нет? Правду говорю, чтоб я сдох. Даже мастера чернокнижники вели расследование в этой Роговизне. Ну, что тут сказать. Теперь у нас тут в Ансегисе безопасно. Благодаря тебе.

Он вытащил из ящика шкатулку. Положил на стол лист бумаги, обмакнул перо в чернильницу.
— Обещал убить чудовище, — сказал он, не поднимая головы. — Выходит, не сбрехал. Да и тем людям жизни спас... Бабе и девчонке. Они тебя поблагодарили хоть? Пали в ноги?

Не пали, стиснув зубы, подумал ведьмак. Потому что еще не пришли в себя. И я уйду отсюда до того, как они очухаются. Раньше, чем поймут, что я использовал их в качестве приманки в самодовольной уверенности, что смогу защитить всех троих. Уеду раньше, чем девочка поймет, что это по моей вине она стал наполовину сиротой.

Он плохо себя чувствовал. Возможно, это было результатом принятых перед боем эликсиров. Наверное.

— Этот монстр, — староста посыпал бумагу песком, а затем стряхнул его на пол, — просто ужасен. Я видел труп, когда его принесли... Что это такое?

У Геральта не было полной уверенности, но он не собирался в этом признаваться:
— Арахноморф.

Альберт Смулка пошевелил губами, тщетно пытаясь повторить.

— Тьфу, как зовется, так и зовется, пес с ним. Этим мечом его зарубил? Этим клинком? Можно посмотреть?
— Нельзя.
— Ну да, заколдованное лезвие, наверное. И должно быть дорогое... Лакомый кусочек... Ну, мы тут ля-ля, а время бежит. Договор составлен, пора платить. Сначала формальности. Распишись на счете. Ну, то есть поставь крест или другой знак.

Ведьмак взял поданный ему счет, повернулся к свету.
— Гляньте-ка на него, — староста покачал головой, скривившись. — Да ты что, читать умеешь?

Геральт положил бумагу на стол, подвинул в сторону чиновника.

— Небольшая ошибка, — тихо сказал он, — вкралась в документ. Мы договорились на пятьдесят крон. А счет выписан на восемьдесят.

Альберт Смулка сложил руки и оперся на них подбородком.

— Это не ошибка, — он понизил голос. — Это, скорее, знак признательности. Ты убил страшное чудовище, уверен, это была нелегкая работа... Сумма никого не удивит...
— Не понял.
— Брось. Не строй из себя невинность. Ты хочешь сказать, что Йонас, когда сидел здесь, не выставлял таких счетов? Голову готов дать на отсечение, что...
— Что? — перебил его Геральт. — Что он завышал плату? За счет королевской казны? А разницу мы с ним делили пополам?
— Пополам? — староста скривился. — Не перегибай, ведьмак, не перегибай! — Можно подумать, что ты такая важная птица. С разницы получишь треть. Десять крон. Для тебя это еще большой бонус. Мне полагается больше, хотя бы по должности. Государственные служащие должны быть богатыми. Чем богаче служащие, тем выше престиж государства. Что ты можешь в этом понимать? Я устал от этого разговора. Ты подпишешь счет или нет?

Дождь бил на крыше, лило, как из ведра. Но больше не гремело, буря уходила.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments