linlobariov (linlobariov) wrote,
linlobariov
linlobariov

Category:

Интерпресскон, задолженность 1

Про первый день я написал, а потом отвлекся. Сейчас уже ни фига не помню, конечно, но немножко все-таки уцелело.

Завтрак на второй день я игнорирую. Коньячок все-таки сказался.

Омерзительно бодрый Коля уже сидит в зале когда я только добираюсь туда - разумеется, с опозданием.

Людены представляют новое академическое собрание АБС. Это не издательский проект, а пока только концепт. У люденов связка из нескольких мероприятий. Сперва Флейшман рассказывает о том, как происходит работа с архивами. Чувствуется, что рассказывать об этом он может бесконечно. Времени ему, конечно, не хватает. У меня голова взрывается после фразы: "А потом они вспомнили, что у них еще есть чердак на даче. Там сложены архивы профессора Ошанина, Аркадия Гайдара и самих Стругацких".

Потом выходит Светлана Бондаренко и начинает, сдержанно сияя глазами, рассказывать про будущий тридцатитомник.

Зачитывает предисловие БНС к этому изданию - в момент написания еще совсем теоретическому - очень трогательный и горький текст.

Первый том (прототип, разумеется), позже будет выставлен на обозрение желающих. Вместе с ним покажут огромную томину полметра на метр с полным собранием их текстов. Но про нее мы к тому моменту уже видели ролики на ТВ.

Потом был лажовый доклад о том, что авторский сайт - это крутой инструмент самопродвижения. Обычная реплика адептов этого подхода звучит так: "Ура! Прогресс! Теперь писатель! может сам! продвигать себя к читателю!.." Я всегда слышу это так: "Теперь писатель ВЫНУЖДЕН сам делать кучу несвойственных ему телодвижений..." Ну и озвученные масштабы не впечатляют. Наверное зря автор - тожеписатель - взялся показывать идею на себе. Возможно, без привязки к масштабу прозвучало бы убедительнее.

Вася читает доклад про самиздат - очень скомканный и поверхностный, без какой-либо идеи. Позже грустно сообщает мне что подготовиться не успевал, а галочку снимать было уже поздно.

Дискуссионный клуб люденов (попросту номер, куда они звали в гости всех желающих) вызвал странные эмоции: смесь пиетета с непониманием. Каких-то готовых вопросов у меня не было, а просто слушать оказалось не настолько интересно как я надеялся.

Ульдор выдает отличный концепт о причинах стимпанка. На предложение сделать аналитическую статью о стимпанке, постапе и "новых странных" - отзывается восторженно, но неконкретно.

Лена Бойцова читает доклад о способах презентации книг. С основной мыслью я полностью согласен: содержание презентации должно быть за пределами книги. Это должна быть какая-то самоценная движуха, связанная с книгой опосредованно. "Цель любой деятельности должна быть..."

Вася и Антон устраивают бодрые танцы вокруг короткой формы. Вася отмахивается от почивших "Если" и "Полдня" толстенным списком журналов, продолжающих печатать фантастику. Одна беда: журналы непрофильные и до читателя фантастики не доходят. Вася считает, что тем хуже для читателя фантастики, а автору париться нечего. Антон в ответ стучит по столу солидной стопкой антологий и утверждает, что за ними будущее короткой формы.

В результате постановили, что фантастика - клеймо и нам уже все равно не отмыться.

Одна из волн обсуждения была о том, ВОЗМОЖЕН ли сейчас автор уровня Стругацких. И если нет, то почему. Неожиданно вопрос оказался сложным и не свелся к обсуждению конкретных имен. Было неясно, востребован ли такой автор, существует ли сейчас достаточная однородность общества, чтобы стал возможен подобный масштаб... Закончили обсуждением читают ли современные дети.

В коридоре внезапно обнаружился Фетисов. Обрадовал, что к Зиланту в Соцгороде откроют метро. Прямо напротив ДК. И поэтому теперь можно и нужно привлекать внешние тусовки. Поговорили немного о внешних тусовках, благо одна из них непрерывно клубилась вокруг.

На докладе Линххи (о творческой работе сценаристов социальных игр) аудитория по ощущению так и не смогла примириться с тем, что в этом контексте используется слово "творчество". Линхха говорила о линейном и интерактивном способе рассказывания историй, о подаче не через текст, а через геймплей о твит-формате как способе бороться с нежеланием игрока читать. С восторгом рассказывала, что мизансцены в эвентах не просто так, а тоже выстраиваются, а нарисованные персонажи обладают характерными чертами. Я так и не понял, почему этот очевидный момент требует отдельного упоминания, да еще столь эмоционального.

Восхитился формулировкой:

— Мы хотим чтобы игрок сам писал свою историю. Для этого мы управляем тем, куда он посмотрит и что он увидит.

Для себя объяснил нестыковку понятий так: социальная игра - в принципе очень жесткий формат. Фактически, каузалка. И творчество сценариста в том, чтобы на процесс тупого кликанья по кнопкам натянуть хоть какой-то сюжет, хоть какую-то историю.

Алан Кубатиев читал доклад про Свифта - "анклав" своей книги, которая должна появиться в ЖЗЛ. Рассказал, что хочет сделать "ирландскую трилогию": Джойс, Свифт, Йейтс. Свифта назвал "гением ненависти". Свифт всю жизнь пытался решить противоречие между тем, что человек - омерзительное грязное животное и одновременно гений духа. Нам сейчас как-то проще, да.

Что еще.

Фирменная интерпрессконовская корюшка, берег залива под серым дождем. По заливу вообще хорошо гулять.

- Я переводил одну книгу по математическим теориям. Сам не понимал почти ничего. Но там такая книга, что её вообще считанные единицы могут понять...
— И ты своим переводом еще сильней уменьшил их количество...

Кубатиев:
- А некоторых критиков надо сажать на кол, причем наклонный и незаточенный!
Якубовский, жизнерадостно:
- И с зазубринами!
Из зала, потрясенно:
- Азиаты...

Коля, с неподражаемой интонацией возмущенной блондинки:
- Что это за дискурс вообще?!

Он же - Расселу:
- Ну что ты ко мне придираешься!?
Рассел, с искренним возмущением:
- А почему ты такой несовершенный?!

На берегу:
- У тебя есть с собой что–нибудь попить?
Пауза.
— Кроме крови.


Третью часть постараюсь выложить до конца недели.
Subscribe

  • (no subject)

    Какой раритет, однако, нашелся! Рома Шебалин, точнее, еще Элис Илринисней Лейвлан д'Арси! Дремучие девяностые. Любимейшие, кстати, песни. Первые…

  • (no subject)

    Продавцы на Либексе делятся любимыми объявлениями. *** Библиотека русского фольклора в 15 томах. В наличии 12 книг. Т. IX. Насекомые. Многоногие.…

  • (no subject)

    Сегодня знакомый рассказал про свою прогулку в районе Изборска (Псковская обл., первое упоминание в летописях - 862 год) и знаки, которые там…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments