linlobariov (linlobariov) wrote,
linlobariov
linlobariov

Уже изрядное время назад в рамках одной ролевой игры написал пару стишков.
Они персонажные, не удивляйтесь, если что.




1.

Когда ни одну сволочь никак не колышет,
что ты вообще есть, что дышишь, мечтаешь,
чувствуешь, придумываешь, поешь,
И очень хочется сбежать и не возвращаться, но понимаешь: нельзя,
Никто из тех, кто был со мной изначально, уже много лет не верит мне ни на грош...
В этот момент мне на помощь неизменно приходят мои маленькие воображаемые друзья.

Один из них - сид с дурным характером
и сомнительным чувством юмора.
Другой - рыцарь Ордена,
он, сами знаете, всегда во всем виноват.
Есть гетера, есть крапивинский мальчик, есть старый шут, есть наемный чистильщик замковых рвов.
С ними я в любой ситуации найду выход, но боги, боги, бедная моя голова!
Ее вылечить рвутся наперебой кобольд, киборг, кукла Кен и, кажется, какой-то из Плетельщиков Слов.

Мои маленькие воображаемые друзья
устраивают у меня в голове
настоящий дворец советов.
У них двадцать мнений по каждому поводу - и ни одно не совпадает с моим.
Но с ними метафизика категорически не сводится к Равновесию, Тьме и Свету,
И в любом аду, в любой ледяной пустыне я теперь не один, а значит, я еще раз останусь живым.

Мои маленькие воображаемые друзья
спорят, ссорятся, требуют помощи,
страдают от неразделенной любви, попадают в беду,
Выходят в дамки, живут долго и счастливо, прощаются навсегда (все также не покидая моей головы),
Хотят чтобы я писал про них правду, но писать про них правду - как идти по очень тонкому льду.
Писать про них правду... Да что там, на этой планете не растет подходящей травы.

Но я пишу, я мирю их, разбираю их споры,
не даю им думать, что они навеки забыты,
что ни одну сволочь никак не колышет, что они вообще есть,
Я нахожу след их жизни в каждом случайном знаке и Реальность со мной в союзе - она щедра и пластична.
А то, что они большей частью живут не здесь - так я, черт возьми, тоже большей частью живу не здесь.
А что до выстрелов с Той Стороны - так об этом я предпочитаю разговаривать лично.

Ведь именно с ними я постигал,
что существуют свои границы
у каждого нового дивного мира,
И именно под их руководством я учился владеть мечом...

Так что когда мое тело найдут без следов суицида в запертой изнутри квартире,
Знайте: мои маленькие воображаемые друзья сделали что могли. Они здесь совсем ни при чем.

2.

Ах, город, город, где ты, мой добрый город? Мне без тебя не выдохнуть, не проснуться. Ты помнишь - я был такой счастливый и гордый, я честно верил, что нити у норн не рвутся... Ах, город-город... Ты ночью приходишь снами, прорвавшись сквозь муть и взвесь моей долгой боли... Ты бережно сохраняешь все то, что с нами происходило... Зачем? Мазохистом что ли ты стал за эту бескрайнюю ночь разлуки? Что толку помнить, боже, что толку помнить... Глаза. Имена. Как дождю подставляли руки. Как небо было прозрачным, чистым и тёмным. Как мы... Как мы пели. Как ночь нам хранила тайны. Как Путь нам бросал под ноги тугие тропы. Ни взгляд ни слово не были нам случайны. И бился, бился в висках пульс... Нет, конский топот...


Ах, город, город...

Зачем ты хранишь все это? Кого ты ждешь, к чьему готов возвращенью? Я думал, что вот, как только настанет лето - я вспомню сразу на вкус твои светотени, вернусь домой (ты ведь помнишь - ты был мне домом?) и все взорвется цветным и прекрасным танцем...

Мой город... Похоже, мы с тобой не знакомы.

Похоже, мне больше некуда возвращаться.

3.

Когда белые волки уходят греться в дома, когда ты проснулся в нагретой солнцем постели, мир еще не воспрял, а птицы уже распелись - как-то даже не верится в то, что прошла зима. Да, мы выжили, брат, мы смогли не сойти с ума. Ледяные доспехи сброшены. В самом деле - нынче можно опять мечтать, как бы мы взлетели, чтоб в руке рука, а внизу пространство-тюрьма, и смешные люди, смешная их кутерьма, их смешные жизни, похожие на модели... Да плевать, не до них, мы смогли, мы почти у цели, небо - в шаге, и мы всесильны, и я сама...

Я бессильно мечтаю о том, что мы не сумели.
Где ты, брат? Я который день уже на пределе.

Ведь зима затаилась. В моем же собственном теле.
Ждет, чтоб вырваться. Чтобы вновь наступила тьма.
Чтобы белые волки покинули наши дома.
Дай мне сил не выпустить.
И не сойти с ума.

4.

Лети-лети, лепесток, тонкой струйкой в кровосток, быстрой тенью прянув в тень, не касаясь неба стен.
Лети-лети, лепесток, покажи мне мой шесток, укажи мне, где стоять, боль пройдет, как не моя.
Лети-лети, лепесток, в венах сладкий красный сок, невесомая тоска гулким пульсом у виска.
Лети-лети, лепесток, ты не верь, я не жесток: смерть приходит в тишине не ко мне, всё не ко мне.
Лети-лети, лепесток, ах! - ладонь под поясок, не грусти, не ной, не вой, а на пальцах - запах твой...
Лети-лети, лепесток, выбор, в общем-то, простой: пальцами стянул края, вот и вышло - я, не я.
Лети-лети, лепесток, через запад на восток, вниз-вперед и верх-вперед... Там и встретим, что придет.
Лети-лети, лепесток.
Tags: , тексты: мои
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments