linlobariov (linlobariov) wrote,
linlobariov
linlobariov

Сюжетное лото - 1

Суть игры, напоминаю, в следующем.

Сначала участники пишут на отдельных листочках:
- персонажей,
- места действия,
- предметы,
- "ключевые" фразы.

Потом каждая стопка листков перемешивается и участники наугад вытягивают из них "компоненты" для своего будущего текста - и плюс тоже наугад выбирают жанр.

Далее из этого компота нужно за три часа создать текст, причем, обязательно нужно использовать все вытянутые "компоненты".

Итак, первый номер нашей программы. 8)

(с) bestiariy (Bete Noire, Оренбург)

Персонаж: Штирлиц.
Предметы: байк, распятие, банка, гриб-бредовик.
Место действия: Матрица
"Ключевая" фраза: "Не бойтесь, я свой!"
Жанр: исторический роман.





Глава первая: Секретное задание.

Оставив свой байк у здания рейхстага, Штирлиц, перепрыгивая через ступеньки, бросился вверх по лестнице. Штирлиц спешил, он опаздывал на планерку к Мюллеру.

Небо над Берлином затянули усталые тучи, весь день моросил мелкий, чахоточный дождь. Планерка шла уже четыре часа - Мюллер кряхтел, брюзжал, многозначительно умолкал на пару минут, а потом снова заводил свою извечную эсэсовскую шарманку. Штирлиц с тоской смотрел в запотевшее окно, изо всех сил стараясь не думать о родине. Наконец, все распоряжения были отданы, агентурные донесения рассмотрены и Мюллер, вытирая платочком лысину, разрешил всем расходиться.

Штирлиц не торопился. Пропустив вперед вереницу коллег-оберштандартенфюреров, он привычно замер у порога. Мюллер злорадно выдержал паузу и с растяжкой произнес знакомое: "А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!"

Потратив полчаса на традиционные (и уже порядком поднадоевшие) намеки на советское прошлое и вопросы с подковыркой, Мюллер, накоец, сдался и перешел к делу.

- Рад сообщить, что вас хочет немедленно видеть фюрер. Дело, само собой, совершенно секретное, но его государственную важность я вам гарантирую!

- Служу Третьему рейху!

Штирлиц улыбнулся про себя. Он уже с прошлой недели знал, зачем его хочет видеть Гитлер.


Глава вторая. Адамантовый рыцарь.

В бункере пахло квашеной капустой и несвежим бельем. Фюрер, сурово страдавший от сезонного обострения гастрита, выглядел помятым и безобидным. Близоруко прищурившись на Штирлица из глубин необъятного кожаного кресла, он болезненно поморщился и прошептал:

- А, вот и вы... Ответьте мне, майн ройба, вот на какой вопрос. Не посвящал ли я вас на этой неделе в Адамантовые Рыцари третьего круга?

- Никак нет, мой фюрер! Боюсь, с прошлого лета вы никуда меня не посвящали.

- Вот незадача... Ничего не успеваю, столько всего надо успеть - а война отнимает все силы! Но ничего, ничего, это дело поправимое. Сейчас мы вас быстро инициируем - дело двух минут, а то работа ведь не ждет, майн ройба, сами понимаете...

Гитлер выскочил из-за стола и, семеня, убежал вглубь бункера. Там он снял со стены тяжелую металлическую свастику и, с усилием развернув внешние уголки, превратил ее в неуклюжее распятие, которым всегда пользовался в подобных случаях.

Штирлиц, стараясь выглядеть предельно серьезным, опустился перед фюрером на одно колено. Гитлер пробормотал на плохой латыни, сбиваясь через слово на немецкий, стандартную формулу посвящения, попросил Штирлица встать и сердечно поздравил его с новым званием.

- А теперь, майн ройба, когда все формальности соблюдены, я могу наконец открыть вам самую главную тайну всей нашей цивилизации. Слушайте...


Глава третья. Выбор сделан.

Сначала Штирлиц думал, что фюрер, как обычно, поведает ему о превосходстве арийской расы над прочими, о грядущем мировом господстве, о наследниках тамплиеров и о прочей ерунде, которую Гитлер тоннами черпал из официальной политинформации. Но вскоре профессиональное чутье разведчика подсказало ему, что все не так просто, и он стал прислушиваться к тому, что уже полчаса повторял фюрер.

- Мир вокруг нас, майн ройба, не более, чем иллюзия, фикция, морок, наведенный на нас враждебной силой! Знаете ли вы, что сейчас, в эту самую минуту, вы лежите в банке с раствором, поддерживающим вашу жизнедеятельность, а злодеи, захватившие Землю, подают в ваш мозг электросигналы, заставляющие вас думать, что вы стоите в моем бункере, тогда как вы-настоящий лежите в банке и даже не подозреваете, что все, что вы видите, это галлюцинации, наведенные теми, кто хочет, чтобы вы, майн ройба, лежали в банке, а не стояли в бункере, хотя вы и не стоите в бункере, а только думаете, что делаете это, но...

Тут Гитлер понял, что запутался, замолчал и устало опустился в кресло. Штирлиц же впервые за годы разведдеятельности пожалел о том, что профессиональное чутье его не подвело и он не пропустил безумный монолог диктатора мимо ушей.

- Есть единственный повод заставить вас поверить...

"Расстрел", - подумал Штирлиц.

"Нет, не расстрел, а кое-что получше", - подумал фюрер и хлопнул в ладоши.

Свинцовые двери плавно разошлись, и в бункер вошла, покачивая бедрами белокурая Ева Браун с подносиком в руках. На подносике лежали два сморщенных опенка странной окраски - голубой и розовый.

Гитлер хищно улыбнулся и указал рукой на поднос.

- Это - грибы-бредовики, выращенные заботливыми руками нацистских ученых. Выберете розовый и родится девоч... то есть, уйдете отсюда и мы забудем об этом разговоре, но вас, майн ройбе, придется ту-ту-ту - расстрелять. Но если вы выберете голубой...

Штирлиц на всякий случай отодвинулся.

- ...То вы выпадете из этого безумия в жестокую и страшную, но зато объективную реальность!

Подумав о том, что страшнее обезумевшего фюрера ничего быть не может, а интересы родины не предусматривают немедленного расстрела, Штирлиц взял голубой бредовик и, сам себе напоминая Алису в стране чудес, откусил от него кусочек...


Глава четвертая. Матрица.

Штирлиц очнулся в банке. Всплыв на поверхность питательного раствора, он огляделся по сторонам. Банка выглядела удивительно знакомой, пузатая, стеклянная, с этикеткой, просвечивающей родными словами "Плодпищепром". Поднатужившись, полковник Исаев открыл полиэтиленовую крышку, подтянулся на руках и выбрался наружу.

Он находился в огромном помещении, похожем на заводской цех. Вокруг рядами стояли трехсотлитровые банки, а между ними ходили мрачные женщины в синих халатах, со швабрами и тряпками. Откуда-то сверху радиоточка жизнерадостно вещала о небывалых успехах в сельском хозяйстве. Над воротами цеха было натянуто красное полотнище со словами "Слава советским разведчикам!".

Уборщицы, заметив Исаева, заохали, заматюгались и бросились к выходу с криками: "Роман Василич, Роман Василич! Возвращенец из банки лезет!"

От родной этой суеты Штирлицу сделалось вдруг так хорошо и тепло внутри, такое счастье заполнило всю его душу, что он не выдержал и закричал во все горло:

- Не бойтесь, люди добрые! Я свой!..
Tags: Территория текста
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments