June 16th, 2015

фото

Ирина Ратушинская

Отсюда: http://i-kassia.livejournal.com/26923.html

Там, за дальним хребтом,
облака в серебре,
И сосняк упорней камней.
Там зелёное озеро в серой горе,
И дракон там уснул на дне.
Там покой – траве,
и воде – покой.
Там никто ещё не бывал.
Никого не звал
звериной тропой
Неприветливый перевал.
Жадный счетчик мотает
житьё-бытьё,
Вереницу долгов и дел.
Но грустит неразумное сердце моё,
Будто край этот – мой удел.
Там, за вихрями
звёздного молока –
Дикий камень да бурелом,
Но счастливый дракон там пробьет облака,
Разминая волю крылом.
Неумело и грубо
вода запоёт,
Прорываясь из берегов.
Не скули, бессонное сердце моё:
Нам почти не осталось долгов.
Слишком мелок шрифтом
последний счёт,
А в июне заря высока.
И зелёное озеро молча ждёт
Поцелуя
то ли глотка.
фото

Место силы

У меня есть в Москве офигенное "место силы". Я зову его "тополиный дворик" - ну, чисто мой внутренний идентификатор. Дело было года четыре назад, мы тогда гуляли по городу с Лёном. Без какой-то цели, шлялись под трёп куда ноги заведут. Ноги завели в переулки возле Каланчёвки. И сели мы там в каком-то дворике на лавочке передохнуть.

А время было вот такое же начало июня, было такое тепло, которое не от палящего солнца, а от полностью прогретого воздуха. И пух летал везде.
За спиной была недостроенная автостоянка, дальше за ней - железка, справа детская площадка и дом (старый кирпичный особнячок), а слева густые деревья и дом же - пятиэтажный брандмауэр с одним шальным окном.
И мне показалось, что вот то пространство, в котором мы были, почти по-питерски изолировано от остального города; как если бы это был двор-колодец. И в тот же момент, словно иллюстрируя мысль, дунул ветер и тополиный пух поднялся и заполнил весь этот дворик. То ли там "вихревая труба" получилась, то ли так по всей улице мело, но мы оказались (по моему впечатлению во всяком случае) в самом центре горячей тополиной метели. И меня накрыло ощущением какого-то совершенно дистиллированного счастья, хоть по баночкам разливай.

С Лёном мы в этот дворик больше никогда не попадали. Потом, год спустя, я отправился это место искать. Долго искал, обошел всё от РГБС и Аптекарского огорода чуть ли не до Красного Села. Нашел мягко говоря не сразу. Я редко отличаюсь топографическим кретинизмом в городе, но тут как отрезало.

Ну, во всяком случае, нашел. В процессе перечитал половину викимапии, выяснил заодно, что тот кирпичный особнячок - это уникальное здание: первый в Москве дом, перенесённый по той технологии, которая потом отрабатывалась при расширении Тверской. А в крошечном продуктовом в соседнем доме продаётся целая коллекция крошечных же сувенирных бутылок со всякого рода вкусным спиртным.

Время, конечно, того-с. Стоянку достроили, детскую площадку перерыли, деревья проредили и двор перестал казаться отдельным пространством. Но самое парадоксальное в том, что ощущение счастья осталось. Изменилось уже совсем всё в жизни, но в этом дворике я надёжно возвращаюсь в прошлое, не отравленное сожалениями-из-будущего. Просто чистое, незамутнённое счастье. А ещё каждый раз как вижу тополиный пух, вспоминаю ту тёплую метель. И тоже улыбаюсь.