September 18th, 2010

фото

(no subject)

VIA marigalina

(c) duskhunter

***

Убивали жидов, жгли, хоронили в лесах, в оврагах,
зарывали во рвах, в пустых колодцах, в выгребных
ямах и скотомогильниках, топили в озерах и реках.

В следах убийц застаивалась кровь,
розовый ледок наутро
пробовали псы.

Первые последствия стали очевидны уже к следующему лету:
души убитых вытеснили духов местности едва ли
не из всех местообитаний.

Не стало мавок и лесовиков. Пропали шубины. Погасли
болотные огни. Поля пустые, бани, сени. Овцы
без присмотра.

Природа стала синагога –
в ней шушуканье и шелест.
Местечко в каждой туче.

Чуть первая звезда, и в небе Иордан, и колесницы вброд.
А там уже и трубы, скрипки, шляпы, юбки, сладкий хлеб.
фото

(no subject)

История от yooo

"Одесса, Аркадия, конец жаркого августа в глубоких семидесятых. Гуляли на даче два дня, поутру третьего все хотят мороженого.
В будке Аркадии стоит красивая, яркая, разомлевшая мороженщица, той одесской породы "горячих женщин", у которых всегда есть, что сказать. Материал для бесед и психоанализа у мороженщицы копится годами: пляжники и дачники ходят туда-сюда, и никто ж не молчит. Есть постоянная клиентура, есть своя палата мер и весов - кого и насколько можно обвесить, обсчитать, высмеять. Есть и любимчики. Сергей же в их число не входит явно: он на даче в Аркадии всего лишь гость, в глазах мороженщицы - лох залетный. Сам он тоже готов к тому, что литровый бутыль, с которым он стоит в очереди, полным не будет.

В очереди за мороженым перед Гевелюком стоят две красивые москвичики. Из тех, кому всегда мелок брюлик жемчуг. И говорят они "за Одэссу": и пыльно тут у нас, и жарко, и грязно, и всюду убожество, и люди вульгарны, а магазины бедны, и мороженое это, наверняка, какой-то отвратный отстой. Мороженщица в будке все это слышит. Когда подходит их очередь, Гевелюк замечает - мороженщица явно решила столичных цып не разочаровывать: зачерпывает в стаканчик с самых краев подтаявшую жижу, небрежно не заметив - что стаканчики наполовину пусты, протягивает клиенткам.
Потом мороженщица, видевшая уже все на свете, смотрит на Сережу своим глазом-рентгеном, и между ними происходит диалог на родном языке:

- А вы чего ждете, молодой человек?
- Чего я здесь могу ждать, мадам! Конечно - осени.
- И зачем оно вам надо?
- Чтобы остаться без посторонних, мадам!

Мороженщица глубоко вздыхает рубенсовских размеров грудью. Идет в подсобку, притаскивает новую коробку мороженого и щедрой рукой отвешивает в литровый Сережин бутыль (sic!) ледяных упругих шаров, уминая их аккуратно ложкой - чтобы побольше влезло. С этим бутылем он идет обратно на дачу, где все не только знают - кто продает мороженое и каков обычный недовес, но и заждались уже десерта.

Когда входит Гевелюк с полным бутылем свежака, его встречают вопросом:
- У тебя с ней что-то было?
- До сегодняшнего дня нет, но теперь уже - да!
- И что это такое между вами было?
- Ожидание осени!"
фото

(no subject)

Новая котовая песня kolonok

***

Некогда отдыхать; живым не уйдет никто –
Так будем отважны, а нас воспоют в веках:
Коты – против крыс,
Голуби – против котов,
Нет конца войне в подвалах и на чердаках.

Символ мира летит в облаках высоко,
Крыса бежит, и плевать ей, сухо ли, грязь...
А мы не там и не там – лезем в рай сквозь иглы ушко,
Мы воспитаны окриками «Не смей! Не лазь!»

Когда я убиваю крыс,
Или голубь клюет мне глаз,
Я слышу все то же «Брысь!»,
Что любой из нас…

Нескончаемая война во имя того, что нам
Быть собой приятней, чем ангелом или псом.
Выпьем нашу вражду до дна,
а потом придет тишина -
Всех подружит
автомобильное колесо.