linlobariov (linlobariov) wrote,
linlobariov
linlobariov

Дорога-28. Пролог: Город-Нигде


Содержание

Пролог: ГОРОД-НИГДЕ


Беспокойство гнало ее по Дороге.

Она пыталась найти тебя.

Это было важно для нее и, кроме того, так было надо.

Она звала тебя, но ты не слышал.

Она ничего о тебе не знала с тех пор, как ты увел Последних из Гибнущего Мира. Она искала тебя долго и не могла найти; она шла по Дороге, она летела над Дорогой, не зная пути, и звала, звала, звала...

Сначала она долго не могла понять, куда ее занесло. Город вырос из тяжелого тумана, похожего на густой фабричный смог - высокие стены гладкого камня и широко распахнутые огромные ворота. Вокруг расстилалась бескрайняя равнина - высохшая серая почва, покрытая короткой жесткой травой, тускнеющая в мутной низкой дымке. Это не была ни степь, ни пустыня - ее нельзя было назвать иначе чем "местность", и о ней нечего было сказать, кроме того, что она пуста...

*

Город-Нигде...

*

Она прошла в ворота, оставив равнину за спиной.

Город напоминал гротескно-стилизованную декорацию к какому-то очень авангардному фильму. Улицы его, радиально расходящиеся от традиционно центральной площади, были вперемешку застроены сооружениями всех миров, всех народов и эпох, которые она только могла себе вообразить, и все это выглядело бесцветно и однообразно в серовато-бурой гамме, а нависшая над городом мгла затирала и эти блеклые краски. Город менялся, стоило лишь сделать шаг, и в каждый миг выглядел иначе, завораживая этой тягучей плавной изменчивостью.

*

Город-Никогда...

*

Посреди площади громоздился чудовищный храм, бесформенный, неизящный, увенчанный неуклюжим и нестрашным черепом непонятного зверя с огромными, простирающимися над площадью, рогами. Может быть, именно в этой нелепости и крылось то неуловимое нечто, пробуждающее в подсознании тупой, омертвляющий страх.

Обтекая храм, по площади кружил мерный и монотонный поток людей, нелюдей, существ, тварей... Из разных миров, отражений, граней, реальностей, нереальностей... Мимо нее скользили темные лица, лица, скрытые капюшонами, и капюшоны, под которыми не было лиц. Теснясь по узким улицам, как из ниоткуда, молча приходили они, в своем безмолвном и невыразительном шествии обходили площадь, круг за кругом, круг за кругом, безликие, равнодушные, отрешенные... И уходили туда, откуда пришли.

И над всем этим изливался фонтан густого серого тумана - он плыл из похожей на толстую и короткую заводскую трубу башни, что была скрыта за нахлобученным на макушку храма черепом. Туман тяжелыми вязкими клубами падал на площадь, окутывая идущих, покрывая строения, напитывая душноватым навязчивым запахом воздух, одежду, волосы, голоса, глаза...

Она ступила на площадь. В глазах уже было мутно. Сквозь пыльный шелест одежд ей послышался еще один звук - едва слышный ритмичный гул. Однообразное движение толп погружало в какой-то бездумный бессмысленный транс - становилось скучно, пропадали желания, растворялись чувства и мысли... Холодное, мертвое Ничто пожирало душу, и она падала, падала, падала в эту пустоту.

Она звала тебя, но ты не слышал.

Она искала тебя...

Вход в храм с двух сторон был сдавлен огромными каменными кубами. Темная фигурка человека едва заметно выделялась на гладкой холодной грани одного из них. Короткие цепи, покрытые сырой ржавой перхотью, держали его руки, и он был похож на распятие, рисованное безумным сюрреалистом.

Она звала тебя, но ты не слышал.

Она попыталась приблизиться, но могучий круговорот пустых лиц снес ее и повлек за собой, дальше, по отшлифованным миллионами шаркающих ног камням. Она заметила оседающий на черную ткань ее одежды тончайший серый прах, похожий на пепел хорошо прогоревшего костра... Она падала, падала, падала...

Но там, куда она падала, уже не было неба.

*

...Звезды над головой рисовались пульсирующими лучами солнца с черным провалом вместо диска. Каменный осколок, к которому она была прижата непосильной тяжестью, летел сквозь эти мириады миров, не вольный остаться в каком-нибудь из них. Поверхность камня мелко дрожала. Не уйти, не шевельнуться. Только убийственный холод, пустота, высасывающая и бездонная, охватывающая со всех сторон.

Звезды остры и колки. Глаза устают от их слишком яркого света. Напряжение. Расслабиться нельзя...

Сознание не уходило.

Она даже увидела себя со стороны.

Белое лицо на опрокинутом фоне звезд. Мертвый камень, неподвижная фигурка и яркие чистые звезды.

Она верила, что выберется. Рано или поздно, сама или с чьей-то помощью. Она верила, что забудет - рано или поздно - падающие на лицо сухие белые хлопья. Она верила, что найдет в себе силы вернуться за тобой.

Она нашла тебя, хотя ты так и не услышал ее.
Tags: тексты: мои
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments