linlobariov (linlobariov) wrote,
linlobariov
linlobariov

Дорога-09. Эпизод V: Бесконечная ночь.

Содержание

Эпизод V: БЕСКОНЕЧНАЯ НОЧЬ

Когда ты проснешься, Странник будет, сгорбившись, сидеть у костра, грея над огнем ладони, и лицо его будет освещено неровными сполохами. Небо над темным лесом будет усыпано звездами. Услышав, как ты завозился на лапнике, Странник обернется, скажет негромко:

- Ты вовремя проснулся...

- То есть?.. - потом, сквозь остатки сна, до тебя медленно дойдет несообразность происходящего: - А сколько я спал? Почему еще темно?..

Странник опустит голову на руки и заговорит неторопливо, по одному роняя слова.

...Редко-редко бывает такая ночь, так редко, что каждая предыдущая успевает забыться прежде, чем наступает следующая. И если кто-нибудь из путников, застигнутых темнотой в пути, подумает вдруг на Полночном Рубеже: “Ну когда же она наконец кончится?..”, то ночь эта будет тянуться до тех пор, пока кто-нибудь не сдвинет небо в сторону рассвета...

- И похоже, друг мой Шер, - закончит он почему-то виновато, - похоже, что это именно такая ночь...

Ты поднимешь растерянный взгляд:

- Ну и... что теперь?..

Тогда Странник неторопливо встанет, передернет под ветровкой плечами. Скажет с неожиданной усмешкой:

- А что теперь? Пойдем - видно будет...

Пока ты соберешь вещи, Странник потушит костер. Выпрямится, кивнет тебе. И его лицо в сыроватом сумраке вдруг покажется тебе совершенно незнакомым... Он непонятно обведет взглядом поляну, мучительно морщась, словно силясь что-то вспомнить. Потом тряхнет головой, кивнет: “Ладно, все. Пойдем...”

Ночная дорога под ногами не будет ни светлей, ни темней земли с обоих сторон. Она будет просто другой - словно иной фактуры, иного вещества. Кустики травы у обочин будут похожи на неровную темную бахрому по краям бесконечной ленты. Над четкими до нереальности силуэтами деревьев мигнет особенно яркая звезда.

Через какое-то время Странник вдруг остановится. Опустится на колени, приникнет на мгновение к земле. Взглянет на тебя снизу: “Всадники. Один или два...”

И вскоре на вас действительно выедет группа всадников: но не один и не два, а трое в ряд на дороге и около десятка вкруг по обочинам. Вмиг, словно тени, вас окружат безмолвные фигуры, и кто-то из них, спешившись, подведет к вам трех оседланных лошадей. Трех. И только сейчас ты ясно поймешь, отчего было это болезненное ощущение, беспокойно царапавшееся в сознании: Дэнни не было.

Вскинув голову, ты со страхом посмотришь на Странника. Он, не замечая твоего смятения, равнодушно пожмет плечами: “Едем...”

И вы двинетесь - окруженные всадниками, в самом центре странной кавалькады. А рядом с тобой будет размеренно рысить третья лошадь - без седока.

Постепенно приглядевшись, ты заметишь, что всадники сидят неестественно ровно, не позволяя себе ни одного лишнего движения, и даже кони передвигают ноги с механической синхронностью. Ты скользнешь рукой вверх по шее лошади, почти ожидая нашарить в густой гриве рычажок выключателя. Странник на ходу повернет к тебе лицо, и теперь и в его глазах равнодушие сменится тоскливым отчаянием: “Это - манекены... Знаешь, Шер, я боюсь, этой ночью мы не встретим живых.”

Но ты упрямо покачаешь головой: “Должны встретить. Дэнни.”

Странник без улыбки кивнет.

Приподнявшись на стременах, он оглядит безмолвные фигуры, и вдруг заговорит, словно читая заклинание, негромким, чуть надломленным голосом:

- А лэа а йон
Коль най сэт и гей
Мин лэа ний д’торн
Си виа мэй кхэйн...

От ритма этих слов тебя продерет холодом, следом по телу пробежит горячая волна. Но на этом магия иссякнет: только твоя лошадь недовольно дернет головой. А потом средний из трех всадников, что ехали в ряд перед вами, откинется назад и засмеется. Он будет захлебываясь хохотать, запрокинув голову и вцепившись в поводья, и в абсолютной, если не считать ровного перестука копыт, тишине, этот смех будет наводить тошнотворную жуть.

Странник шепнет сквозь стиснутые зубы: “Куклы...”

Вы проедете небольшой лесок, за ним покажется луг. Станет чуть светлее. Ты попробуешь лучше разглядеть всадников, но увидишь только, что на них широкие глухие плащи и на головах - нелепые широкополые шляпы с ненормально высокой тульей, дикая помесь цилиндра и сомбреро...

За следующей рощей опять будет поле; тропа под копытами вдруг исчезнет, как обрубленная, и в тот же миг трава резко изменит оттенок, как если бы вы пересекли незримую границу.

И тогда ты поймешь - или даже скорее почувствуешь - в чем неправильность. На этот раз вы будете двигаться не вдоль по Дороге, а словно насквозь, листая миры, как страницы. Вообще-то это будет казаться невероятным, совершенно не похожим на все, чтто тебе было известно о Дороге, но удивляться не окажется ни желания, ни сил.

Странник снова заговорит - на этот раз другое:

- Ваэ тент гэа го’о
Тиа нэш каэм гэа
Шта лиор’к нол’лэ ко...

Закончить он не успеет. Воздух в мгновение ока наполнится неразборчивыми гортанными криками, воем, испуганным ржанием. Несколько лошадей шарахнутся в стороны, одна, споткнувшись, упадет на колени - всадник полетит в траву. Две или три - в том числе предназначавшаяся Дэнне - умчатся прочь. На время воцарится хаос, но вам так и не удастся выбраться из кольца барахтающихся тел... И вскоре резкая короткая команда одного из всадников восстановит порядок. Спешенные сядут за спины остальным. Ты поднимешься с травы, и вы тоже вернетесь в седла.

Краткая эта суматоха, ничего не изменит. Всадник издаст короткий скрипучий смешок и вы опять двинетесь вперед, по-прежнему окруженные неживыми фигурами.

Впрочем, теперь перед вами будут скакать только двое. Третий, безлошадный, пересядет за спину другого всадника.

Синхронно пришпорив коней, ваши конвоиры перейдут в галоп. Снова промелькнет и исчезнет огромная полная луна. Звезд станет больше - кажется, все небо исколото пронзительными точками.

И снова впереди начнется лес. Древесные стволы будут мелькать все чаще и чаще, и вдруг одна из лошадей собъется с галопа, не успев обогнуть дерево, и всадник, не удержавшийся в седле, бессильно сползет по стволу.

Странник крикнет: “Пошел!” - и вы рванетесь в образовавшуюся брешь. За вашими спинами кто-то суматошно проорет команду, и вдогонку бросятся несколько пеших. И - странное дело, несмотря на то, что вы будете гнать коней во всю мочь, они станут медленно, но неотвратимо догонять вас.

И наконец один из преследователей окажется рядом и попытается стянуть тебя с коня. Впрочем, тут же отлетит, получив удар копытом. Второй в прыжке вцепится в куртку Странника, но свалится вниз, сбитый точным ударом рукояти.

Но в этот момент кони одновременно остановятся, развернутся и вы окажетесь лицом к лицу с полудесятком противников.

Отбиваться ты сможешь без особого труда - фехтовальщиками они окажутся никудышными. Но их будет больше, и они будут наступать, не обращая никакого внимания на раны, словно не чувствуя их. И даже когда ты проткнешь одного из них насквозь, он все равно будет лезть вперед, нанизываясь на клинок, и тянуть к тебе скрюченные руки, а глаза его будут слепыми и мертвыми.

...Ты не успеешь заметить, что произошло, но вдруг один из нападавших с воплем рухнет на колени и начнет корчиться, извиваясь змеей, теряя человеческий облик, превращаясь в чудовище - получеловека, полурептилию. И реальность вокруг дрогнет и изменится: твой противник с воем соскользнет с лезвия, раздирая пальцами лицо, остальные неуловимо быстро сменят облик, и вновь продолжится схватка, но теперь они хотя бы будут реагировать на раны.

А тебе все еще не удастся избавиться от ощущения, что все это простой банальный кошмар... Чтобы глаза не закрывались сами собой, придется прилагать неимоверные усилия. И будет казаться, что ты продираешься, как сквозь липкий туман, всего лишь сквозь дурной сон - сон про бесконечную ночь...

Странника стянут на землю, ты тоже спрыгнешь с коня. Вас начнут теснить...

И тогда из-за деревьев покажется знакомая фигура на вороном коне.

Из-под плаща Шериф извлечет непривычного вида короткоствольный пистолет. Сделает короткое движение, и один из нападавших упадет, обеими руками схватившись за голову...

Еще несколько выстрелов - и ты увидишь, что поле боя очистилось. И тут Странник за твоей спиной тихо вскрикнет. Ты резко обернешься. К этому моменту он опять окажется в седле, и теперь будет сидеть, напряженно сжавшись, зажимая обеими руками рану на шее коня. Животное будет стоять спокойно, не выказывая никакой тревоги.

Эрра спешится. А Странник, шипя от боли, будет затягивать рану. Свинцовый шарик пули - крупный, едва ли не с орех - выскользнет из-под его пальцев, упадет на землю и исчезнет, оставив лишь небольшой кратер, словно земля поглотила его, не выдержав такой тяжести.

Эрра будет стоять спокойно. Ты судорожно оглянешься и поймешь, что поляна пуста, Странник уже не реагирует на окружающее, а против Шерифа остался ты один.

И когда ты обнажишь шпагу, Эрра также опустит пальцы на рукоять.

Вы отсалютуете друг другу, Эрра отступит на пару шагов...

Твоя сонливость мгновенно исчезнет. Все приобретет пронзительную напряженную ясность.

Зазвучат клинки. Шериф сразу же начнет теснить тебя - он будет драться много лучше, тебя хватит лишь на то, чтобы отражать удары. И очень скоро Эрра выбьет у тебя шпагу - она, звякнув, исчезнет в траве.

Прежде, чем ты успеешь понять, что случилось, Эрра коснется кончиком клинка земли, повернется и, не оглядываясь, пойдет к лошади.

А тебе вдруг привидится в сумраке белеющая цепочка, идущая от твоего запястья к рукояти невидимой в траве шпаги. Мгновение - и клинок снова окажется в твоей руке. Ты крикнешь в спину Шерифу:

- Айя!

Эрра неуловимо быстро обернется - и клинок его вновь блеснет в звездном свете. Вы снова сойдетесь. Краем глаза ты заметишь, что Странник напряженно смотрит на вас, все больше клонясь вниз. И в эту секунду твоя шпага, почти вырвавшись из пальцев, рванет тебя вперед, и ты увидишь, как Эрра падает на колени, роняя оружие и прижимая ладони к груди. Ты отшатнешься почти с испугом. Эрра плавно, лицом вниз повалится на землю, но почти сразу поднимется, сомнет пальцами края раны, замрет... А когда отнимет руку - только на одежде останется темное пятно уже запекшейся крови.

Потом Шериф медленно поднимет вверх клинок - твоя шпага сама взметнет твою руку в ответном салюте - и, едва передвигая ноги, исчезнет среди деревьев. Его конь неторопливо двинется следом.

Опомнившись, ты бросишься к Страннику. Он будет молча стоять рядом с конем, мертвым взглядом следя за тобой. Потом опустит глаза, попросит: “Разведи огонь...” А когда ты отойдешь за сушняком, почти выкрикнет: “Шер! Прости... Я больше не могу...”

И на тебя навалится кошмарная усталость, из бессильно разжавшихся пальцев выпадут ветки. И ты поймешь, что до этого момента Странник каким-то образом брал на себя твою усталость и твою боль.

Сил развести костер уже не останется. Странник, сжимая зубы, еще пару раз огладит на гнедой шкуре зарубцевавшиеся края раны и почти повалится на траву. Тебя хватит только на то, чтобы стреножить обоих коней, оставив их пастись на другом краю поляны.

Вы проснетесь одновременно через несколько часов. Ночь изменится - посветлеет, хотя никакого намека на рассвет по-прежнему не будет. Ты лишь подумаешь, что, видимо, не вы одни движетесь в сторону утра...

А труп коня, которого ночью пытался спасти Странник, будет мертвой недвижной глыбой лежать у самого края деревьев. Странник подойдет, опустится над ним на колени и спрячет лицо в ладонях. Ты разберешь его невнятное бормотание:

- Не могу... Ничего, ничего не могу...

Потом вы, через силу заставляя себя двигаться, потушите так толком и не разведенный за утро костер и медленно побредете через лес по еле различимой тропе. Сквозь редкие просветы в ветвях по-прежнему будут видны звезды. Ненормально, невозможно много звезд. А Странник будет, досадливо морщась, прятать под плащом руки.

А потом кто-то затопает сзади, задышит шумно, и прямо у тебя над ухом раздастся тихое ржание. Рывком обернувшись, ты увидишь второго - своего - коня, и только теперь ты, наконец, узнаешь его: на нем снова не будет седла и по бокам будут сложены огромные черные крылья.

Накатится волна страха, накатится и отступит, оставив стыдливое облегчение. Вы, не сговариваясь, расступитесь, конь втиснется между вами, и вы двинетесь дальше по раздавшейся в стороны тропе.

Снова начнется чередование рощиц и уходящих вправо и влево бесконечными полосами полей. А потом за очередной рощей откроется поле желтовато-оранжевой травы под желтовато-серым звездным небом. Страшно знакомым тебе небом мира Хам-саар.

Ты рывком бросишь тело вперед и сразу упадешь, запнувшись, лицом вниз. Прямо перед глазами будет торчать наполовину вогнанный в землю двуручник, длиной в два твоих мизинца. Чуть дальше - разрубленная топориком крохотная кольчужка, прикрывающая белеющие кости. И нигде ни намека на жилье - ни замка, ни деревеньки, ни струйки дыма над очагом...

Странник опустится рядом с тобой на колено, запинаясь проговорит:

- Это не... Этого нет. Это только возможность... Это может произойти, если не кончится ночь...

Он положит ладонь на твое плечо, конь будет, всхрапывая, стоять рядом, обдавая спину теплым дыханием. Ты перевернешься на спину, почти с ненавистью глядя в низкое, желтое, болезненно-звездное небо. И совсем по-детски подумаешь, что за последние часы звезды все же немного сдвинулись с мертвой точки, и надо повернуть небесный круг дальше к рассвету, но у тебя уже нет никаких сил...

А в следующее мгновение конь прянет в сторону, Странник обернется рывком, ты вскинешь голову и увидишь, как из леска выходит один за другим десяток людей-рептилий, гибких, осторожных, большеглазых, с тонкими клинками в длинных когтистых пальцах. И обреченно поймешь, что сейчас не в силах даже поднять шпагу...

Вас поведут обратно, и клинки конвоиров будут обнажены.

- Мы идем не туда, - мучительно медленно проговорит Странник. - Надо иначе... Ночь... Сейчас нельзя назад...

А ты будешь идти совершенно спокойно, точно зная, что ничего еще не кончено - хотя бы потому, что рептилии не успели увидеть коня. И тут же, словно отвечая на твои мысли, сверху опустится черная крылатая тень, ящеры брызнут в стороны, а вы мгновенно окажетесь на его широкой спине в нескольких метрах над землей...

Но несколько минут спустя, когда фигурки ящеров уже исчезнут далеко позади, конь вдруг развернется широким полукругом и гораздо медленнее, словно нехотя, тяжело взмахивая крыльями, полетит обратно, прямо в лапы врага. Ты только бессильно сожмешь кулаки. А Странник вдруг наклонится к морде коня и ладонями закроет его глаза. Тихо вскрикнет, потом зашепчет ему что-то, и конь почти сразу выровняет полет и быстро понесет вас прочь.

Пройдет больше часа прежде чем вы наконец опуститесь на землю.

Чуть передохнув, вы двинетесь дальше. Вокруг снова станет темнее, зато и луна появится вновь - огромная, низкая, круглая. И вдруг со стороны луны на вас помчатся черные силуэты, похожие на тени фантастических летучих мышей. И над вами в небе закружатся крылатые кони.

Ваш крылатый спутник пронзительно закричит и взметнется в воздух. И в небе закипит сражение. Противников будет много - луна почти исчезнет за мельтешением черных крыльев. Один из пришельцев покатится, словно запнувшись, и рухнет вниз. Другой вырвется из драки и медленно, с трудом взмахивая крыльями, исчезнет вдали. Странник тихо проговорит: “Серебристый”. И тогда ты наконец различишь в круговерти сражения вашего спутника. Он действительно будет светлее прочих - словно черная ночь подернута легкой серебристой дымкой рассвета.

А потом Странник опустится на колени, а в небо, разрывая битву надвое, взметнется огненная стена. И по вашу сторону от нее останутся только Серебристый с одним, последним противником.

Схватка над вами продолжится. Кони будут кружить друг против друга, остальные вскоре перестанут с криками биться в огненную стену и, потеряв надежду прорваться, исчезнут.

И тут Серебристый, набрав высоту, ударит копытом, и его противник рухнет вниз, прямо в огонь и жалобно, совершенно по-человечески, закричит. Странник мгновенно кинет руки вперед, и огонь погаснет. На обгорелой земле останется стоять черный конь, всхрапывая и дрожа всем телом. Странник подойдет к нему и, как прежде Серебристому, положит ладони на глаза. Конь затихнет, а ты увидишь, что если одно крыло его по-прежнему черное, то второе - видимо, то, что побывало в магическом пламени - ясное серебряное, почти белое. Странник обернется к тебе и спокойно скажет: “Среброкрылый, Лан-нэй. Теперь нас четверо”.

Серебристый подойдет к ним, дружелюбно ткнется мордой в шею Ланнэя. Тот тихо заржет в ответ.

Дальше вы пойдете вчетвером.

Дорога бесконечной лентой будет стелиться впереди. Серебристый пойдет справа от тебя, Ланнэй - слева от Странника. И в какой-то момент Странник, неосторожно повернувшись, заденет рукой черное жесткое крыло и с шумом вздохнет сквозь зубы. Ты остановишься, заставишь его показать руки. И увидишь, наконец, в чем дело: ладони будут в ожогах - и чуть подживших, и совсем свежих.

Ты, не слушая слабых протестов, только тихо ругаясь, осторожно перевяжешь его, поможешь сесть на спину Ланнэя. И вы двинетесь дальше, а Странник будет время от времени виновато посматривать на тебя сверху вниз.

Пройдет несколько часов. Кони будут идти сами, словно зная дорогу.

- Они чуют его... - скажет Странник.

- Кого?

- Эрру... Мне кажется, Шериф должен знать, где Дэнни.

Ты помолчишь. Потом спросишь:

- Как мы его найдем?

Но Странник лишь повторит: “Они чуют...”

И тогда ты подумаешь, что да, верно, кони чертовски хорошие проводники, но кто поручится, что они не приведут вас в ловушку? Ведь не зря же тебе столько раз чудились в кошмарах черные крылья в ночи...

Серебристый, словно почуяв твои мысли, покосится на тебя и слегка отстранится. Ты с раскаяньем положишь руку ему на шею, и он тихонько фыркнет и чуть прибавит шаг.

И впереди из темноты выступит массивная тень высоких городских стен.

В городе будет царить карнавал. Расцвеченные морем огней улицы, яркие фейерверки, и везде - толпы веселых смеющихся людей в разноцветных плащах и одинаковых белых смеющихся масках.

Но прежде чем вы пересечете площадь, с нескольких сторон, разрезая толпу, как акулы - толщу воды, вынырнут шестеро без масок, в серой форме, накрест перехваченной на груди белыми эмалевыми ремнями. И со словами: “Дорожная полиция! Вы арестованы...” защелкнут на ваших запястьях наручники. Странник вскрикнет от боли, дернется, закинув к темному небу белое лицо. Ты тоже выкрикнешь что-то, неловко выхватишь клинок, бросишься на них... Но они будут готовы: у тебя мгновенно выбьют оружие, и пока двое будут держать тебя за плечи, третий быстро примотает шпагу лубком вдоль твоей руки, так что острие окажется где-то за плечом. Тебя отпустят, но шпага перестанет отзываться на твои судорожные попытки перехватить ее рукоять.

Вас выведут в темную аллею, потом на узкую улочку, в конце которой будет гореть неоном вывеска: “Полицейское управление”. И ты тоскливо подумаешь, что это - тоннель: не свернуть ни вправо, ни влево, а в конце ждет полное и окончательное поражение...

Но в этот миг тебя словно ударит счастливым предчувствием. Тщетно стараясь сдержать торжество, ты повернешься к Страннику, проговоришь через голову стража:

- Знаешь... А ведь мы совершили непростительнейшую ошибку... Мы забыли о том, что... Ты ведь знаешь: если не забывать, то помощь всегда приходит вовремя...

И в ту же секунду из тени дома выступит невысокая фигура, плотно укутанная в плащ.

- Стойте.

Один из конвойных выступит вперед, с удивлением приглядываясь к ней. Она повторит на незнакомом тебе языке:

- Фог! - и процедит сквозь зубы: - Кан на!

Конвойный обернется к остальным, засмеется, те загогочут в ответ. Полицейский вытащит клинок и кончиком острия отбросит капюшон ей на спину.

Глаза Элен сверкнут яростью. Конвойный с изумлением будет разглядывать невысокую девушку, осмелившуюся преградить путь отряду полиции. Элен выбросит вперед руку и с усилием переломит острый клинок. Небрежно стряхнет с пальцев капли крови.

Полицейский отшатнется и Элен шагнет вперед.

Все это время ты будешь, извиваясь, пытаться дотянуться кончиками пальцев до такой близкой рукояти, но так и не сумеешь ухватить ее. Странник схватится за меч, но обожженные пальцы тут же разожмутся. И тут один из конвойных, коротко вякнув, полетит на брусчатку от богатырского удара копытом в спину.

Оставшиеся четверо мгновенно извлекут клинки. Пострадавший с трудом поднимется, хрипло и невнятно ругаясь.

И в этот момент ты, неловко повернувшись, резанешь предплечье лезвием шпаги. Рубаха мгновенно набухнет кровью, а клинок...

В знаменитом “Трактате о магическом оружии” ничего не говорилось о том, на что способен волшебный клинок, разбуженный кровью хозяина.

С коротким треском опадет стягивающая руку повязка. Более того, к твоим ногам свалятся, глухо звякнув, наручники. Рукоять удобно ляжет в ладонь. Ты ощутишь два коротких рывка - и двое противников канут куда-то в стороны: один - схватившись за плечо, другой - обеими руками сжимая горло. По спине третьего протанцует копытами Ланнэй.

Оставшиеся двое попятятся. Один рванется в темноту, второго Элен ухватит за воротник, прошипит в искаженное страхом лицо: “Веди!” Ты одним движением шпаги освободишь Странника от наручников, и вы почти бегом рванете вслед за Элен к горящей вывеске полицейского управления...

Ваш провожатый исчезнет в каком-то закутке, едва вы войдете внутрь. Тебе запомнится заставленная конторскими столами огромная комната, какие-то полуодетые люди в форменных кителях поверх нижнего белья будут носиться, с грохотом роняя металлические стулья, пытаясь ловить бумаги, взлетевшие в урагане, поднятом несколькими взмахами могучих крыльев. Странник распахнет окно, сквозняком бумажный вихрь повлечет наружу, люди толпой устремятся к выходу, толкая и отпихивая друг друга... Потом будет запруженная вооруженными полицейскими балюстрада, деревянная лестница, и кто-то полетит вниз, ломая перила, кто-то завозится на полу, пятная дерево кровью, потом вперед выдвинутся кони и быстро очистят проход. И там, на втором этаже, в одном из безликих кабинетов вы найдете прямо на заплеваном полу пустые ножны Дэнны со знакомым орнаментом по дереву и коже.

Только пустые ножны.

Вы медленно спуститесь вниз, пройдете по опустевшему управлению, Элен оттолкнет ногой упавший стул, и он отъедет с неожиданно резким скрежетом. Ты остановишься в дверях, и обернувшись, увидишь, как она, замерев, плавно поводит руками, и на деревянных перилах вспыхивает огненный язык.

Вы выскочите наружу, торопясь, пойдете по аллее обратно к площади... А за вашей спиной будет разгораться пожар. С яростным гулом огонь разорвет черное небо. И неожиданно пожар перекинется на соседние дома: пламя затанцует над всеми крышами, над всем городом... Только пламя это будет ненастоящим, призрачным, лишь над управлением будет гудеть настоящий огонь.

Безумно красивое и страшное зрелище - охваченный призрачным пламенем город.

На площадь вы пройти не сможете: улица окажется запружена толпой. Люди будут стоять плотной массой, молча, завороженно глядя в пламя.

Призрачный огонь медленно опадет, угасая. Управление тоже догорит, останутся только черные от копоти стены. Вы начнете проталкиваться сквозь замершую толпу.

И тут ты увидишь, как кто-то из горожан опускается на колени. Медленно поднеся к лицу руки, человек неуверенным движением снимет белую праздничную маску. Уронит ее на камни - маска упадет с легким стуком. А человек неожиданно вскрикнет, прыжком поднимется на ноги и бросится в толпу. И начнет срывать с людей маски. Ты словно в мгновенной вспышке выхватишь взглядом его юное, почти мальчишеское лицо, сияющие в темноте распахнутые на пол-лица глаза.

Кто-то так и останется стоять, неподвижно и безмолвно, кто-то будет кричать и сопротивляться, кто-то, помедлив, тоже бросится срывать маски с других... Под конскими копытами будут хрустеть сброшенные личины, распадаясь в белую пыль... Возникнет бестолковая суета, на лицах людей смешаются испуг, тревога, восторг, радостное возбуждение...

Только среди всех этих открывающихся лиц не будет Дэнны.

Вы пробьетесь сквозь толпу и наконец выберетесь обратно к окраине. У городских ворот не окажется стражи, и вскоре вы уже отыщете в сумеречно-зеленой траве Дорогу.
Tags: тексты: мои
Subscribe

  • (no subject)

    А вот это круто. "Она повернула сиденье и отвела взгляд. Печальное выражение ее лица меня настолько огорчило, что я замолчал и стал вспоминать обо…

  • Правила жизни в Питере

    Чтобы не пропало. Копирую отсюда: https://twitter.com/asnstla/status/1280052067835555841 1. Мосты разводят не для кораблей. То, что по ночам…

  • (no subject)

    Да, я же вчера заходил в "ПирОГИ на Никольской" - забрать альманахи, ну и попрощаться. Полупустые уже полки, коробки, везде стопки книг. Молодые…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments