linlobariov (linlobariov) wrote,
linlobariov
linlobariov

Дорога-05. Эпизод I: Шаг-на-Дорогу

Содержание


Эпизод I: Шаг-на-Дорогу


Каждое утро, просыпаясь, человек видит за окном один и тот же пейзаж.

Стоит ранняя весна, повсюду еще лежит снег - тяжелый, ноздреватый. В снегу копошатся детишки в
толстых шубах, похожие на неуклюжих насекомых. Тут и там торчат голые мокрые деревья, блестя гладкой корой. В рябом - от голубого до темно-серого - небе дует сырой ветер... Ледяной воздух проникает под любую одежду. Скулы сводит от ненависти. И хочется разбиться о пустоту в глазах людей, чтобы больше не видеть этого неба, этих улиц и этих лиц...

...И в один прекрасный день, неразличимый в череде прочих, человек решит, что он вспомнил.

Когда-то он жил не здесь. Его мир был лучше, гораздо лучше, в нем было тепло и светило солнце, в нем ярки были краски, он был добрее и намного понятнее.

Другой мир. Это покажется ему выходом из злого безнадежного тупика, и человек, как за соломинку, ухватится за обрывки воспоминаний. А однажды он решит (или и впрямь просто вспомнит?), что мир этот открыт для него до сих пор. Но как туда уйти, он так и не поймет.

И тогда человек придумает себе Странника, чтобы тот рассказал ему, как вернуться домой.

Потом...

А ведь потом он начнет искать этого Странника среди прохожих. И, конечно же, не найдет. И однажды спросит на улице залетного хипа:

- Ты - Странник?..

Хип честно скажет “да”... Но человек уже будет уходить.

Не слушая ответа.


*

...Он стоит, опираясь спиной о постамент, заложив за пояс большие пальцы рук, и с прищуром смотрит вокруг. Одна нога согнута в колене, другая - выпрямлена. Ты приостанавливаешься, случайно зацепившись взглядом, и вдруг немеешь на полувздохе.

Он смотрит на тебя и смеется.

- Что, парень?.. Время не знаю. И спичек нет... Что, так и будем смотреть - я на голубей, ты на меня?.. Может, поменяемся?.. Только крошки я клевать не буду... Слушай, если тебе назначили свидание у памятника, то, ей-же богу, это не со мной...

Он совершенно реален, и реальна издевка в голосе. Но тебе кажется, что все это только невозможный сон. И ты разлепляешь губы, с головой ныряя в омут.

*

- Странник... - голос осип и сорвался. - Странник!

Чуть более внимательный взгляд.

- Да, меня так зовут. Ну и что?

И - исчез гул толпы, грохот перекрестка, исчез сам город, и в оглушительно-вязкой резиновой тишине остались только вы двое.

- Странник... - ты мучительно не можешь найти слов. - Я слышал, ты ищешь спутника... - не то, не то! И, почти с отчаяньем, как последнюю надежду: - Если у нас есть родина, Странник... то она у нас одна!

Усмешка.

- Тебя как зовут?

Пауза. Потом, решившись, нездешнее:

- Шер.

Усмешка.

- У тебя талончики на трамвай есть?

Ты растерян неожиданным переходом:

- Наверно найдутся... А что?

- А у меня есть хлеб и чай... Куда поедем? Здесь, знаешь ли... шумно...

- Куда тут можно уехать?.. Разве что за город... в лес...

- Романтик, он считает, что здесь еще остались леса... А впрочем, поехали. А кстати, любитель природы... Ты никогда не замечал, что городские голуби предпочитают убегать, а не улетать?

Ты отвечаешь, не задумываясь, вот они перед глазами - разучившиеся быть свободными, плененные низким каменным небом...

- Город подрезает крылья. И не только птицам.

Он непонятно смотрит на тебя. Снова усмехается.

- Да нет, просто раскормлены сверх меры, - но прежде, чем ты успеваешь среагировать, задумчиво добавляет: - А впрочем...

- Что?

- Нет, ерунда... Идем?

*

...А потом вы остановитесь на безлюдной опушке изрядно загаженного леса.

И Странник будет травить бесчисленные байки, а во время его рассказа словно сам собой появится небольшой костерок и котелок с ароматнейшим чаем, в котором будут плавать сосновые иглы и прочий мелкий лесной мусор...

*

А потом ты будешь рассказывать ему о своем городе. Но, конечно, в твоем рассказе это будет другой город, очень похожий на настоящий, но куда более подходящий для тебя. И Странник скажет: “А мне это нравится! Пошли?”

И вы действительно придете туда. И твой - теперь уже на самом деле твой - город обнимет тебя, ласково и заботливо, и ты с головой окунешься в его солнечные дни и теплые, с бесконечным распахнутым небом, ночи. Самые лучшие дни и самые лучшие ночи.

А когда настанет время уходить, ты не сумеешь вырваться оттуда, намертво увязнув в переплетениях собственных мечтаний и страхов. А Странник... Странник не сможет тебе помочь: из таких мест нужно уметь уходить самому. Он будет только смотреть на тебя и вспоминать - себя и свою Страну Желаний...

После ты еще долго не сможешь простить ему этого.

*

А потом вероятности снова затанцуют в хороводе, и в одной ты останешься в своем городе, бессилен и счастлив, а в другой, разрывая по живому себя и мир, вырвешься прочь, оставив в липкой паутине половину перьев.

У костра на опушке леса Странник будет отпаивать тебя чаем, придерживая за плечи, и рассказывать тебе самые лучшие сказки.

*

А однажды, когда вы будете идти по пыльному проселочному тракту, параллельно ему, прямо через зеленые луга, ляжет вдруг асфальтовая лента с прозрачным покрытием, под которым белеют сигнальные полосы. И будет автомобиль, ярко-красный спортивный автомобиль, быстрый, как ветер. И человек за рулем - острый взгляд из-под сведенных бровей, струйка крови из прокушенной губы да белизна костяшек сжимающих руль пальцев.

И все.

Вот только Странник потом еще долго не сможет выговорить ни слова...

*

А однажды, в одном из городов, куда вы забредете по пути, вы на несколько часов расстанетесь. То ли он зайдет к кому-то из старых приятелей, то ли ты отправишься побродить по улицам... И кто-то из прохожих окликнет тебя: “Странник!”

Ты ответишь, и только потом сообразишь, что это в общем-то - не твое имя...

*

А потом, золотистым теплым вечером, глядя на тебя сквозь пламя костра, Странник скажет с непонятной усмешкой:

- Ну, что, Шер?..

Ты, сразу поняв его, улыбнешься в ответ.

- Что?

- Вместе?

Прежде, чем ответить, ты секунду помедлишь.

- Конечно, вместе.

Тогда он вновь повернет к тебе освещенное пламенем лицо, но теперь на нем не будет улыбки.

- Но это Дорога, Шер. Запомни: это Дорога, которая не кончается.


*


...Да, это покажется выходом. Вместо тусклого, свинцового неба - яркое солнце, вместо грязного асфальта - зеленая трава и золотистая пыль Дороги. Вместо всеобщего равнодушия - верная дружба, вместо оглушающей бессмысленности - сознание цели. Даже страх и смерть казались там куда более настоящими - узкие темные улицы средневекового города, чадящий, неверный свет факелов, блеск и звон обнаженных мечей, жуткие твари, не принадлежащие миру людей, мрачноватая магия защитников Света...

Здесь, дома, у него будет большая, хорошо подобранная библиотека. И в книгах, написанных другими людьми, он неожиданно начнет встречать отголоски собственных воспоминаний. Тогда он станет искать тщательнее, правда, лишь смутно представляя, что ему нужно. И постепенно из обрывков нитей, из неясных фраз и туманных намеков выстроится картина другого мира...

Собственно говоря, это не был мир. Это была Дорога. Способ путешествовать между мирами. Дорога, где царствуют свои законы. Где есть место всему, что угодно.

*

Дорога. Просто дорога, покрытая золотистой пылью.

*

На обочине Дороги, на всем ее бесконечном протяжении, стоят города. Похожие и не похожие друг на друга. Нанизанные на Дорогу, как жемчужины на нить. Каждый город принадлежит какому-нибудь миру и одновременно служит воротами в него. И следом за средневековым городом-крепостью мира Льелис может идти ультрасовременный космодром Рейсольи или, скажем, Москва.

*

Дорога...

*

А некоторые миры, например, тот же Льелис, имеют не один или два, а множество городов-ворот. Это - миры Дороги. Впрочем, нет, Льелис - это даже не мир Дороги, Льелис открыт на Дорогу полностью, он и есть Дорога...

...А бывают и другие города. Не принадлежащие ни одному из миров. Желтый Город - пристанище Последнего Отряда, то пустой, мертвый, то оживленный и шумный, словно багдадский базар. Или непонятный и тревожный Город вне времени и пространства, Город-Нигде, Город-Никогда, существующий по своим, непонятным и тревожным законам. Или Город Железа, построенный странным племенем, ушедшим в один из Закрытых Миров, и заселенный потом беглецами из мира Аллард. Или Город-Порт, город, из которого уходят все поезда, откуда можно уехать в любое место, но в котором можно побывать лишь один раз в жизни, где рядом располагаются обычный вокзал, и сверкающий космодром, и небольшая старинная гавань. Говорят, там пересекаются все пути. И еще говорят, что там можно встретить потерянного навсегда друга...

*

Дорога.

*

И один из этой бесконечности городов вел в его мир...
Tags: тексты: мои
Subscribe

  • (no subject)

    Какой раритет, однако, нашелся! Рома Шебалин, точнее, еще Элис Илринисней Лейвлан д'Арси! Дремучие девяностые. Любимейшие, кстати, песни. Первые…

  • (no subject)

    Продавцы на Либексе делятся любимыми объявлениями. *** Библиотека русского фольклора в 15 томах. В наличии 12 книг. Т. IX. Насекомые. Многоногие.…

  • (no subject)

    Сегодня знакомый рассказал про свою прогулку в районе Изборска (Псковская обл., первое упоминание в летописях - 862 год) и знаки, которые там…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments